Вышла в люди

Я места себе не находила, пока собиралась сюда», — признается Дженнифер Лопес, сворачивая на пешеходную улицу Бронкса. На дворе стоит солнечный осенний полдень, и она одета под стать погоде — в ярко-розовый спортивный костюм и усыпанные стразами кеды на платформе. У нее восхитительное тело: миниатюрное, но сильное, тоненькое, но с выдающимися округлостями сзади.

«Вот дом, где я выросла», — говорит Дженнифер, останавливаясь перед белым двухэтажным зданием за металлической оградой. Оно отделено от других домов квартала: с одной стороны — аллеей, с другой — пустырем. Посреди улицы, как дань уважения певице, висит баннер с логотипом Raising Stars School.

«Я не ходила в эту школу», — заявляет Лопес и смотрит на родительское гнездо, где жила с отцом, матерью и двумя сестрами. Указывает на дальнее окно с видом на пустырь. «У него я поджидала бойфренда. Как только он появлялся на горизонте, тут же выскакивала за дверь, — смеется певица. — Я средняя из сестер. Мы ютились в одной комнате, все три. Меня увлекали танцы и спорт.

Я участвовала в забегах и была невероятно выносливой, — Лопес снова смеется. — Я марафонец от бога».

Спутник певицы, ее бессменный менеджер Бенни Медина, осматривает бульвар, ведущий от дома к зданию школы. «Это по нему ты бегала на уроки?» — спрашивает он. «Нет, по нему я с них сбегала!» — снова хохочет Дженнифер, но умолкает сразу, как только Медина предлагает ей войти в отчий дом. «Нет, я не хочу внутрь. В последний раз я была здесь по просьбе родителей, когда они решили развестись после тридцати трех лет брака. Наверное, поэтому я сегодня так нервничаю. Это все равно что столкнуться с кем-то важным из твоего прошлого: никогда не знаешь, счастьем или страданием обернется встреча. Обычно она приносит и то и другое».

Лопес съехала, когда ей было восемнадцать, — ровно двадцать шесть лет назад. Грезя танцевальной карьерой, она отправилась обучаться в студию Ballet Hispanico и в клуб Kips Bay Boys and Girls. «Мы с мамой долго бодались, — признается чуть позже певица. — Я не собиралась идти в колледж. Я все время хотела танцевать. Потому и ушла из дома. Моим ночлегом стал диван в балетной студии. Я была бездомной, но убеждала маму: так надо. Через пару месяцев нашла работу в Европе. Когда вернулась, заполучила роль в шоу In Living Color. Я прославилась как девочка из танцевальной труппы The Fly Girls и переехала в Лос-Анджелес. Все это случилось за один год».

Лопес скучала по Бронксу. «Я ненавидела Город ангелов, — вспоминает она. — Возмущалась: «Где здесь можно купить молока?

Эй, народ, вы вообще по улицам ходите?» Это сейчас я люблю его, хоть он и не заряжает меня такой энергией, как родной Бронкс. Все-таки я получила свою силу именно в нью-йоркских пенатах».

Да и привычку впахивать — там же. Лопес привыкла много работать. Сейчас ей предстоит позировать для съемки, а еще вчера она продвигала новую песню Live It Up, снималась для очередного клипа в Майами-Бич, горланила на пару с Мэри Джей Блайдж на благотворительном концерте Sound of Change битловский хит Come Together, выступала на конференции United Nations в поддержку женщин и детей, просматривала именную коллекцию одежды для мегамолла Kohl’s, давала финальные указания насчет рекламы своего двадцатого по счету аромата JLove и репетировала выход в финальном выпуске American Idol.

Лопес не забывает и о материнских обязанностях. Ее пятилетние близнецы Макс и Эмма всюду путешествуют с ней и ее бой-
френдом Каспером Смартом. «Я много размышляла, как приучить малышей к труду, — говорит Лопес. — И поняла: нравоучения дети пропускают мимо ушей, зато родительский пример действует безотказно. Мой отец работал круглые сутки, и я понимала, как трудно ему заботиться о нас. Мама служила в Tupperware и подрабатывала в школе. Я не имела права их подводить, с ранних лет подчинялась жесткой самодисциплине и работала над собой».

Бронкс внушил Дженнифер спорное представление о знаменитостях. Недаром она частенько попадала в скандальные истории, считая их частью публичной жизни. Как и Элизабет Тейлор, чья распутная героиня из ленты «Баттерфилд, 8», вдохновившая фотографа на эту съемку, Лопес может похвастаться и чередой звездных романов — с Шоном «Паффи» Комбсом (так называли рэпера Паффа Дэдди, когда они встречались), Беном Аффлеком и Марком Энтони, — и яркими выходами на красную дорожку.

Самый зрелищный случился в 2000 году на премии «Грэмми», на которой Дженнифер выступала ведущей. Она явилась в шифоновом платье Versace с декольте до пупка и разрезом от бедра: наряд не оставлял простора воображению, зато все прелести девушки подчеркивал как нельзя лучше.

«Мы просмотрели много платьев, но ничего не подходило, — вспоминает Джей-Ло. — Мой стилист сказала, что у нее припасен один наряд, но его до меня уже кто-то надевал. Я примерила и решила — плевать на все, пойду в нем. Правда, я не ожидала, что на платье так отреагируют. Когда поднялась на сцену с Дэвидом Духовны, он — на тот момент самая яркая мировая знаменитость — заявил: «В кои-то веки на меня никто не смотрит!» — улыбается Дженнифер. — Зал тогда заревел в ответ. Когда я спустилась к своему месту, то спросила: «В чем проблема?» А Паффи и Бенни ответили: «Тебе надо пойти и сфотографироваться в этом платье». Она так и сделала.

То ли ухажеры, то ли гениальный Медина взрастили в Лопес и замашки дивы, и способность спускаться с небес на землю. Америка любит таких — шикарных, но с чувством реальности. Джей-Ло нашла этот баланс. Она трудится в поте лица, но про стразы на кедах не забывает.

«Помню, как пела и отплясывала перед зеркалом в своей спальне, — говорит Лопес, все еще вглядываясь в окна родного дома. — У меня всегда были мечты — я всегда хотела расти. Сейчас мы с Бенни составим план на следующие полгода, потом — на год. Он знает, что я люблю цыганский образ жизни, люблю кочевни-чать. Каникулы всегда кажутся мне слишком долгими. Уже через две недели я заявляю: «Пойдем работать!» И так было всегда».

Она поворачивается спиной к дому и идет в трейлер переодеваться, перевоплощаясь в ту самую звезду, которой когда-то мечтала стать. Через час на ней красуется норковое манто и лаковые туфли на шпильках, волосы ложатся на плечи пышными локонами. Она шагает по улице, как по подиуму. Лопес просит помощника дать ей зеркало, чтобы полюбоваться на себя в полный рост. Наконец, встает перед домом, в котором выросла, и принимает позу. Два ребенка, которые живут здесь сейчас, выбегают во двор. Она оборачивается и улыбается. И ее улыбка словно говорит:

«Я была такой же, как вы. А теперь я — это я».

Линн Хиршберг


Метки: актриса

Похожие новости:

«Модель будущего мира»

«Модель будущего мира»
От каждого мига. От того, что ты можешь быть самим собой. Это как полифоническая музыка, где, казалось бы, каждый голос живет своей отдельной жизнью, но музыки не получится, если все голоса не будут взаимосвязаны и не будут в гармонии друг с другом. Так и жизнь и семья.

Сэмюэль Л. Джексон: «Надеть платье и поцеловать парня? Может, и смог бы»

Сэмюэль Л. Джексон: «Надеть платье и поцеловать парня? Может, и смог бы»
Сегодня для большинства зрителей вы крутой, расчетливый, взрывоопасный и очень обаятельный злодей. Может, в детстве у вас были какие-то черты, которые впоследствии сформировали этот образ, сделавший вас не только актером, но и звездой?

Взрослые женщины

Взрослые женщины
У меня есть мечта, которая никогда не исполнится. Я очень хочу быть греческой старушкой. И не городской, а деревенской. Каждый раз, когда я вижу таких старушек, мне хочется стариться и жить именно так, как они.

Таинственное возвращение иконы

Таинственное возвращение иконы
Когда-то старинная икона, переходившая в нашем роду из поколения в поколение — от матери к дочери, казалась мне смешным пережитком прошлого. Но от нее зависело все мое будущее. И женское счастье, которое теперь и я могу передать по наследству…

Иллюзия свободы

Иллюзия свободы
Наверное, самое дорогое из того, что предлагает общение в Сети, — это свобода быть кем угодно. Придумывая себе никнейм, каждый из нас пытается создать себе яркий индивидуальный образ, некую маску, под анонимностью которой мы можем все.

История третья: «Как по подиуму!»

История третья: «Как по подиуму!»
Это было два года назад. Двоюродная сестра героини этой истории живет в районе Политехникума столицы. Там же по соседству одно время жили футболисты команды ЦСКА - Памир. Там они и познакомились – наша героиня Азиза и Чарльз Накути – нападающий команды, легионер из республики Гана.


Популярные новости
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

TopVideo: два года с вами!

TopVideo: два года с вами!

В конце уходящего года команда TopVideo отметила свое двухлетие и в рамках празднования дня основания видеохостинга объявила конкурс -«Самое лучшее видеопоздравление».
Обложка >> Все статьи
«Окно в Париж»

«Окно в Париж»

«Окно в Париж» в своей душе наша героиня «прорубила» несколько лет назад.
Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Несмотря на молодость, этот человек уже сейчас узнаваем в обществе. Имея два высших образования - экономическое и юридическое, он «болеет» футболом и не боится один пуститься в преследование за кабаном. Гость VipZone- глава футбольного клуба «Истиклол» Шохрух Саидов.
«Сомон Эйр». Философия успеха

«Сомон Эйр». Философия успеха

Согласитесь, что любая наша поездка начинается с выбора авиакомпании. И многие наши соотечественники выбирают для безопасного полета компанию «Сомон Эйр», где на борту воздушного судна вы всегда можете почувствовать себя желанным гостем. О составляющих успеха ведущей авиакомпании страны размышляет ее генеральный директор г-н Ллойд Пакстон.
Логин
Пароль
Запомнить