Журнал VIPzone » Люди » Интервью » Сэмюэль Л. Джексон: «Надеть платье и поцеловать парня? Может, и смог бы»

Сэмюэль Л. Джексон: «Надеть платье и поцеловать парня? Может, и смог бы»

Сегодня для большинства зрителей вы крутой, расчетливый, взрывоопасный и очень обаятельный злодей. Может, в детстве у вас были какие-то черты, которые впоследствии сформировали этот образ, сделавший вас не только актером, но и звездой?

Я играл и другие роли, только их мало кто помнит. Что ж, если аудитория запоминает именно злодейские роли, значит, это мое, значит, я в них увереннее и успешнее. Но ради всего святого - никогда в жизни я не был крутым парнем. Я рос книжным мальчиком. Даже заикался! Я не пропадал на улицах с другими ребятами, нет. Не носил крутой одежды и не делал крутых вещей. Я играл на трубе, флейте и рожке в маршевом оркестре. Может, в этом и был свой стиль, но крутым это не считалось. Если я и был популярен, то лишь из-за того, что забавлял людей. Горячие чиксы вокруг меня никогда не вились, а воспитывали меня пусть и в любви, но с дисциплиной и комендантскими часами.

Ваша семья столь трепетно оберегала вас от напастей?

Есть некоторые вещи, которые обязательно надо говорить ребенку, -вещи, которые позволяют выжить и предохраняют от неправильных шагов. Моя семья показывала мне пальцем на того или иного человека и учила: смотри, это куклуксклановец, а это - ужасный злодей, они убивали черных, и им за это ничего не было, потому что они говорят, что черный сделал то-то, то-то и сам был виноват. А сам ты никогда не должен выглядеть подозрительно, потому что, если тебя заподозрят в чем-нибудь не том, ты уже ничего не поделаешь. И никогда, слышишь-никогда не садись в машину к полицейским, что бы ни произошло, беги домой, а тут уже мы разберемся.

А когда вы начали интересоваться девочками?

Я всегда ими интересовался.

Я в детстве ездил на лето к бабушке в Джорджию, прямо вот с коровами, цыплятами и окрестными детишками, которые все вместе высыпают на улицу и играют в грязи у дороги, - свобода... Так вот, я уже тогда на девочек смотрел, а мне было 3 или 4 года.

И когда же вы в первый раз оказались, как говорится, на сеновале?

В Джорджии через лесок от нас жила семья, там росли девчонки, и мы с ними постоянно встречались на речке, куда ходили купаться голыми. Мне было то ли 10, то ли 11. А им - где-то по 14 или 15. Ну, вот тогда-то оно и случилось. Я же говорю, мне всегда были интересны девочки. Они могли быть худыми, толстыми, страшными, красивыми -не важно, главное, чтобы были не против.

А играть на сцене так же рано начали?

Когда я был совсем маленьким, моя тетя Эдна, учительница, преподавала танцы на дому, и меня постоянно заставляли танцевать с ней и ее сумасшедшими классами. Л когда она ставила школьные представления, ей никогда не хватало мальчиков, и она брала меня. Так что поначалу мне часто приходилось играть на сцене против своей воли. Ну а в старшей школе я понял, что это мое.

Повлияли ли на это фильмы, которые вы смотрели?

Еще до того, как у нас появился телевизор, я любил радиопостановки, слушая, как подавать истории голосом... Да и книги дали мне больше, чем кино.

У моей мамы было правило: на каждые пять комиксов я должен был прочесть одно классическое произведение. Когда другие ребята учились складывать слова в предложения, чтобы уметь заполнять резюме в агентствах по трудоустройству, я читал Шекспира и «Беовульфа».

Мои фантазии питал не Джон Уэйн -их питал Жюль Верн с «20 000 лье под водой» и Дюма с «Тремя мушкетерами». Когда я оставался в своей комнате наедине с книгой, я становился перед зеркалом и изображал героев этих книг. До того как показать свою актерскую игру людям, я долго демонстрировал ее самому себе.

Кем вы мечтали стать?

Морским биологом. Влияние «20 000 лье под водой». Даже сейчас, когда говорят о возможном ремейке «20 000 лье под водой», я готов убить за роль капитана Немо! А еще я любил Эдгара Райса Берроуза.

В колледже вы уже играли?

Я ходил на занятия по ораторскому искусству, чтобы избавиться от заикания. Оглянуться не успел, как оказался в театральной труппе. Во мне как будто что-то щелкнуло: ба, так вот где я должен был быть все эго время! Не говоря уже о том, что шестеро из девяти парней там были геями, и я такой смотрю на девчонок из труппы - бинго! Многое для меня тогда изменилось.

Чем вообще вам запомнился колледж? Учебой, тусовками, игрой в труппе, девушками?

Тем, что я в нем был этаким революционно-бунтарским чуваком. Ходил на похороны Мартина Лютера Кинга, когда того убили, участвовал в марше за равные права в Мемфисе.

В 1969 году меня выгнали из колледжа -у нашей компашки возникли проблемы с учебой и претензии к методам управления в колледже. Тогда мы потребовали встречи с попечительским советом.

Они говорят: «Нет у нас на вас времени». Мы вышли на улицу, сняли цепи с ограды, купили замок, обмотали двери цепями и заперли их снаружи. Что, говорим, теперь есть у вас время?

Из-за увлечения политикой вас в колледже арестовали. Как ваша семья восприняла тот факт, что вы вступили в движение black power?

В принципе я бунтовал уже давно, они были в курсе... Как-то раз в Теннесси возвращаюсь я из школы, еще подростком, а моя бабушка тогда все время покупала всю эту дрянь, знаете, страховка жизни, скидки на похороны, вот это все. И каждую неделю к ней ходил этот парень, мистер Венэйбл, чтобы взять страховой взнос. И вот пришел я из школы, сижу на крыльце, а он подходит и спрашивает: «Сэм, Перл дома?» Я как заору на него: «Слышь, ты, мазафака, кто ты такой, чтоб называть мою бабушку по имени, ведь она в три раза старше тебя!» Прежде чем я хоть что-то понял, появилась бабушка, схватила меня за волосы и увела. «Да что такое, - говорит, - с тобой?» Это был первый раз, когда этот мистер Венэйбл подумал, что, возможно, хотя бы в чем-то он может быть неправ. «Я, - говорит, -больше никогда не буду на «ты» со старшими». И ушел. Но бабушка была уверена, что он пошел кому-то жаловаться, и здорово мне навешала.

В 70-х и 80-х вы вместе с женой и Нью-Йоркским театром гастролировали по стране и как-то раз встретили своего отца, который бросил вас, когда вы были совсем маленьким...

Мы выступали в Канзасе. И вместе с женой и трехмесячной дочерью пришли навестить мою бабушку, а оказалось, что к ней вернулся жить мой отец. Мне было тридцать с чем-то.

У бабушки сидели он и еще две женщины, постарше и помладше; и тут гляжу - по лестнице спускается девушка-тинейджер с маленьким ребенком на руках, примерно таким же, как моя дочка. Отец такой: «Познакомься со своей сестрой!»

Я-то думал, он про девушку, но оказалось, что он говорил о ребенке! Я ему: «Ах ты старая толстая жопа, неужели ты и вправду этим занимаешься?» Потом женщина постарше спрашивает меня: «Как давно ты не видел папу?» Ну, я и ответил честно: «В последний раз я видел его, когда мне было три месяца». Мы вышли во двор, он рассердился: «Зачем было ей это говорить?» - «А ты что ж, - отвечаю, - хотел, чтобы я наврал ей, будто ты все это время любил и воспитывал меня? Ты мне не отец, ты просто стал донором спермы для моей матери, только и всего. Я сюда пришел, чтобы увидеться с твоей мамой, а не с тобой».

Позже вы с ним не встречались?

Он вскоре умер. Он был алкоголиком - цирроз, все дела. Мне позвонили из больницы: «Мистер Джексон, ваш отец при смерти. Если что, вы даете добро на подключение его к аппарату искусственного жизнеобеспечения?»

Я говорю: «А вы звоните, чтобы узнать, хочу я подключить его к аппарату или готов ли я оплатить его медицинский счет?» Они такие: «Ну, э-э-э...» А я им:

«У него есть сестра в Канзас-Сити - вот пусть она и решает». (Смеется.)

Известно, что в 80-х вы не отказывали себе ни в алкоголе с марихуаной, ни в кокаине. И при этом довольно успешно играли в театре. Как карьера и личная жизнь уживались с наркотической зависимостью?

И никогда не прекращал играть. По всем счетам я заплатил. Я никогда не крал из дома вещи, чтобы купить наркоту. Не продавал игрушки дочки, не рылся у жены в кошельке. Я всегда мог снять деньги на кокс в банкомате. Все, что мне нужно было, - это компания, с которой можно было приторчать.

И когда же чаша наконец переполнилась?

В 90-х жена просто взяла и сказала: «Все, ты ложишься в клинику». И на следующий же день я лежал в клинике. Я не орал и не бился об стенку. Просто лежал усталый, изможденный и думал, что за хрень со мной.

Может, к наркотикам вас склонил тот факт, что многие из тех, с кем вы начинали, преуспели раньше и больше вас?

Когда в клинике меня спрашивали, как я докатился до такой жизни, я отвечал: «Если бы на таком-то кастинге от меня не несло перегаром, или я не был бы накурен, или у меня не было бы красных глаз...» Так что я никогда не винил в своих неудачах никого, кроме себя: ни за провалы, ни за то, что не смог продвинуться в кино так, как тот же Уэсли Снайпс, например. У меня не было проблем с эпизодическими ролями, я всегда мог раз в год слетать в Бостон, чтобы меня там убили в сериале «Спенсер». Жена спрашивала, зачем я соглашаюсь на подобное дерьмо.

А я отвечал: «Понимаешь, тот парень, который меня позвал, когда-нибудь, возможно, будет снимать что-нибудь стоящее». Обо мне ведь всегда оставалось впечатление, я был запоминающимся персонажем... Но в клинике я понял, что должен смотреть на вещи по-другому, пытаться делать все иначе.

Я просто внял тому, что мне говорили.

В 1991 году критики взахлеб кричали о вашей роли наркомана в «Лихорадке джунглей» Спайка Ли - фильме, принесшем вам награду Каннского кинофестиваля. Вы тоща на какой стадии излечения находились?

Я только вышел из клиники - и через неделю уже был на съемочной площадке. У меня еще оставалось немного денег за предыдущие роли у Спайка Ли, поэтому, как только я собирался отлучиться за коксом, все, кто был рядом, набрасывались на меня и говорили: «Эй, парень, сядь на место!» Я садился, и мне было с ними хорошо. Но тут меня ждало еще одно испытание. Дело в том, что «Лихорадка джунглей» перенесла меня на другой уровень. Тот, на котором по-прежнему много выпивки и наркотиков, только теперь все это достается тебе бесплатно. Вот здесь-то у тебя уже реальные шансы сорваться. Вы знаете, как это происходит: ты приходишь на вечеринку, заходишь не в ту комнату - и на тебе, кучка людей сидит вокруг кокаиновой горки на столе, а ты стоишь и наблюдаешь, как они ее юзают. Я тоща спросил себя: ты хочешь снова жить с имитацией кайфа или же ты постараешься получать реальный, духовный кайф от актерской работы?

Я выбрал второй вариант.

Тяжело ли вам сегодня блюсти трезвость?

Сегодня, 22 года спустя? У меня дома полно такого, чего я никогда в жизни не пробовал - вроде дорогого шампанского «Кристал», например, о котором в бытность свою алкоголиком я и помыслить бы не мог. Но теперь все, что я могу, - это спрятаться в туалете с баночкой нива, надеясь на то, что никто не узнает. Но проблема в том, что я-то знаю! И я знаю, что, скорее всего, на одной банке не остановлюсь. Поэтому я пью безалкогольное пиво. С него не накатывает, но я и не гонюсь за этим.

Вы снялись в пяти фильмах за последний год. Получается, на смену наркотической пришла трудоголическая зависимость?

Нет. Моя реальная зависимость сегодня - гольф. Это замечательная игра. Мяч никуда не катится, есть только он, ты и твоя клюшка - поэтому хорошим удар выйдет или плохим, в ответе за это только ты сам. Когда я играю в гольф с другими людьми, мне не нужно их обыгрывать - мне нужно просто попасть в лунку. Это игра для детского менталитета, она прекрасна.

Сколь прекрасен был и ваш удар в минувшем апреле, который попал на первые полосы всех газет мира.

Да, я чуть не убил двух женщин. Я метился в 18-ю лунку, а попал в одну из них. То был плохой день. Я понимал, что не прохожу в следующий тур, я был уставшим и вымокшим, дрожал от холода - Шотландия, дождь хлещет, на улице плюс восемь... Я мог бы тогда ударить по мячу 63 раза - а показывали бы все равно только один, тот самый удар. У меня телефон разрывался от звонков журналистов. Люди всего мира просто сошли с ума от моего удара.

Вы помогли кепочкам Kangol стать культовыми, стали автором дизайна одной из их линий. Несправедливо ведь: компании начинают подкидывать актерам подобную халяву только тогда, когда те становятся богатыми и знаменитыми. А когда они в ней реально нуждались, никто к ним не обращался.

Ну почему, мне вот до сих пор нужна халява. К тому же большинство вещей, которые я рекламирую, я ношу и в жизни. Я никого не обманываю. Да, иногда фирма TaylorMade присылает мне бесплатные клюшки для гольфа.

Но я ведь действительно ими пользуюсь, я пользуюсь мячами, тапочками... Тапочки - это вообще мой фетиш.

Насколько серьезный?

Представьте - у меня дома их сотни. Разложены в коробочки по стилям, по цветам - так, чтобы я всегда мог найти, где что лежит. У меня даже в туалете полочка для обуви стоит - жену бесит. У нее у самой тоже тонны всякого дерьма, но она все равно говорит, что мои тапочки - это уж слишком.

Вам еще нужно сняться в одном из этих фильмов про стариков - ну, знаете: старики выходят в открытый космос, старики едут в Лас-Вегас...

Старики грабят банк... Но я не играю роли своих ровесников - ну разве что трюков, драк и прыганий прошу поменьше уже сейчас. Единственная стариковская история, в которой я хотел бы сыграть, - «Последний день Птолемея Грея» по Уолтеру Мосли. Это про 91-летнего парня с Альцгеймером, которому врач предлагает вернуть все функции молодого организма, но лишь на неделю, а потом он умрет. Старик соглашается, потому что ему нужно завершить кое-какие дела.

Есть какие-то вещи, которые вы никогда не сделали бы на экране даже ради Тарантино?

Наверное, не стал бы надевать платье и целоваться с другим парнем. Вряд ли люди захотели бы увидеть меня в такой роли. Тарантино мне ничего подобного не предлагал... Но знаете что? Если сюжет хорош и снять все правильно - возможно, я и смог бы.

ИНТЕРВЬЮ STEPHEN REBELLO
ПЕРЕВОД АНАТОЛИЙ БОБОХА


Метки: интервью, звезда

Похожие новости:

Роберт Паттинсон вместе с ароматом Dior Homme

Роберт Паттинсон вместе с ароматом Dior Homme
Самый знаменитый вампир современности Роберт ПАТТИНСОН вбил осиновый кол в голливудскую сагу «Сумерки», сложил зубы на полку и наконец пустился в свободное плавание. Новый лист в его звездной жизни — рекламная кампания парфюма Dior Нотте.

Вуди Аллен: «Деньги меня не изменили. Я и сейчас приятный человек»

Вуди Аллен: «Деньги меня не изменили. Я и сейчас приятный человек»
Несмотря на почтенный возраст, он является одним из самых плодовитых голливудских режиссеров, снимает по фильму в год. Правда, все чаще в старом свете. В интервью мэтр рассказывает, чем его привлекает Европа, где он находит идеи для своих работ и как уговорить звезд работать за очень скромный гонорар.

Под дождем

Под дождем
Я слушала этот бред всего-то пять минут, но мне уже казалось, что это никогда не закончится. Ну конечно - стоит задержаться на каникулах на лишние четыре дня, как тут же по возвращении оказываешься совершенно выпавшей из классной жизни.

Живые картинки

Живые картинки
Откровения фотохудожника Шухрата Юлдашева.

Ушедшие в никуда

Ушедшие в никуда
По статистике, ежеминутно на Земле бесследно пропадает человек. Я об этом никогда всерьез не задумывался, но однажды страшная статистика коснулась меня самого.

Баха-84: «Не могу жить без рэпа»

Баха-84: «Не могу жить без рэпа»
Он показал свою неординарность. Наша встреча состоялась не в какой-нибудь кафешке или дома, как обычно принято, а в …садике, на скамейке. По-хулигански. Под гитару. Причем, к концу интервью садик закрыли, и мне, 40-летней тетке, пришлось вспоминать детство и перелазить через забор.


Популярные новости
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

TopVideo: два года с вами!

TopVideo: два года с вами!

В конце уходящего года команда TopVideo отметила свое двухлетие и в рамках празднования дня основания видеохостинга объявила конкурс -«Самое лучшее видеопоздравление».
Обложка >> Все статьи
«Окно в Париж»

«Окно в Париж»

«Окно в Париж» в своей душе наша героиня «прорубила» несколько лет назад.
Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Несмотря на молодость, этот человек уже сейчас узнаваем в обществе. Имея два высших образования - экономическое и юридическое, он «болеет» футболом и не боится один пуститься в преследование за кабаном. Гость VipZone- глава футбольного клуба «Истиклол» Шохрух Саидов.
«Сомон Эйр». Философия успеха

«Сомон Эйр». Философия успеха

Согласитесь, что любая наша поездка начинается с выбора авиакомпании. И многие наши соотечественники выбирают для безопасного полета компанию «Сомон Эйр», где на борту воздушного судна вы всегда можете почувствовать себя желанным гостем. О составляющих успеха ведущей авиакомпании страны размышляет ее генеральный директор г-н Ллойд Пакстон.
Логин
Пароль
Запомнить