Журнал VIPzone » Приключения » Маршрут » Бен Сандерс: «Главное - степень враждебности природы»

Бен Сандерс: «Главное - степень враждебности природы»

Сейчас, когда вы читаете это интервью, он идет по безжизненной пустыне Антарктиды. 110 дней в палатке, 1800 миль пути - перед тем как отправиться в эту экспедицию, полярный исследователь рассказал о десяти годах подготовки, опасностях ледяного континента и о том, как выжить там, где другой не продержится и дня.

Как прошли ваши последние дни перед стартом?

В свое время я легкомысленно полагал, что, как только мы соберем деньги на экспедицию, все более-менее утрясется. Но вышло наоборот. Сбор средств - тяжелая работа, но теперь, когда она завершена, у меня только прибавилось забот: приходится бегать туда-сюда, заниматься одновременно тренировками, сбором снаряжения и подготовкой. Хотя мы готовили наш проект десять лет, все равно остались вещи, о которых никто раньше не подумал. Например, сегодня я заказал 60 литров энергетических напитков.

То есть вы сами следите абсолютно за всем?

Приходится. Люди часто недооценивают эти вещи: они считают, что самое сложное - это сам поход, и постоянно надоедают вопросами типа «А что вы делаете между экспедициями?». На днях из Чили прибыло снаряжение, огромный ящик - там все, от замороженного мяса до лыж, палок и одежды. Последнюю шили специально для нас. Нам не нужна мембранная ткань, так как в Антарктиде дождей не бывает.

К тому же любая одежда из водоотталкивающей ткани имеет тенденцию замерзать, а там, где мы проведем три или четыре месяца, средняя температура - минус 25-30 градусов. Зато одежда должна хорошо защищать от ветра. Все определяют мелочи, вплоть до какого-нибудь термоса: если вакуумная колба разобьется, дело будет плохо. Поэтому у нас почти невротическое внимание к деталям, по-другому невозможно.

Большая часть вашего груза - пища?

Да. У нас около 300 кг еды на двоих, Тарка Л'Эрпинере и меня. Мы очень тщательно планировали: мы должны были взять все, что нужно, и при этом хотели быть уверенными, что понесем только необходимый минимум.

Как можно вдвоем утащить весь этот груз?

Как-как - пойдем в упряжке, а вещи потащим волоком. Труднее всего будет вначале: у нас будет по 200 кг у каждого. Но так как возвращаться будем тем же путем, часть вещей можем оставить в расчете на обратную дорогу. В чем-то обратный путь будет легче, потому что мы пойдем на лыжах и груза будет значительно меньше, чем на старте. С другой стороны, к тому моменту мы уже будем в пути два или три месяца и, вероятно, сильно устанем.

Эта экспедиция сложнее, чем ваши предыдущие, когда вы ходили в одиночку?

Да, потому что это самая долгая из экспедиций без помощи извне: четыре месяца, точнее, 110 дней. Нам предстоит путь длиной в 1800 миль, который никто прежде не одолевал. Ближайший конкурент-капитан Роберт Скотт, который попытался совершить такое же путешествие 101 год назад. Его экспедиция прошла 1600 миль, и с тех пор никто даже и близко не смог повторить подобного. Даже Ранульф Файнз, который пытался пройти по следам капитана Скотта в 1990-х, одолел всего 1300 миль - почти на четверть меньше, чем Скотт.

Как вы объясняете, почему до сих пор никто близко не подошел к достижению Скотта?

Просто в Антарктиде, пожалуй, самая сложная для выживания обстановка. Путешествие Скотта - это вершина человеческих достижений с точки зрения выносливости. Мы пройдем в точности по маршруту Скотта и Шеклтона, начиная от их хижины, и спустя две недели после начала пути минуем то место, где умер Скотт. Эта экспедиция - своего рода миссия для меня, я готовил ее в течение десяти лет, и все мои предыдущие проекты были подготовкой к нынешнему.

Ваша цель - побить рекорд Роберта Скотта?

Наша экспедиция - это не повторение экспедиции Скотта, не попытка побить его рекорд или что-то кому-то доказать. Мы делаем это просто потому, что такой подвиг еще никто не совершал.

Вы впервые в жизни собрались в Антарктику -и сразу к Южному полюсу. Не боитесь, что недостаточно готовы?

Да, наверное, кажется немного странным то, что я до сих пор не был в Антарктиде. Но на нее очень похожа Гренландия, хотя она и расположена в другом полушарии.

Я совершил четыре подготовительных похода по Гренландии, готовясь к антарктическому. Там тоже есть ледяные пики и изборожденные расселинами долины - удобное место для тренировок.

Вы много внимания уделяете физической подготовке. Как насчет психологической?

Это самое важное и самое трудное. Но научиться этому дома в полной мере невозможно. Единственный способ подготовиться к экстремальным условиям - это участвовать в соответствующих проектах. К счастью, я кое-чему научился в этом смысле в моих предыдущих десяти походах. До сих пор самым трудным для меня было одиночное лыжное путешествие на Северный полюс с берега России в 2004 году.

В плане расстояния оно куда короче, чем антарктическое, зато сложнее, потому что пришлось идти по дрейфующему морскому льду. Антарктида больше, но безопаснее, там более предсказуемое пространство.

Каков ваш распорядок дня в пути?

Вначале мы будем передвигаться очень медленно, потом, когда груз станет легче, пойдем быстрее. В среднем мы планируем идти по девять часов в день. По утрам будем разжигать печь, растапливать снег, готовить питьевую воду, делать горячие напитки и завтракать. Мы будем много есть -один завтрак должен содержать тысячу килокалорий.

Кстати, что у вас будет на завтрак?

Овсянка из замороженной сушеной гранолы с сухими сливками. Похожа на настоящую овсянку со сливками - почти такая же густая. Запивать ее будем протеиновым коктейлем и энергетическим напитком. И обязательно витамины - нам ведь долго не придется есть свежие продукты. Все это займет примерно час-полтора от момента пробуждения до того, как мы тронемся в путь. Мы будем двигаться, по очереди меняясь- сперва впереди один, потом другой; тот, кто идет сзади, практически спит на ходу, стараясь лишь не потерять впереди идущего. Если видимость плохая, будем идти близко друг к другу, и заднему придется играть более активную роль, устанавливая правильный маршрут и помогая переднему.

Но в хорошую погоду мы будем мало общаться друг с другом. Затем, по истечении полутора часов, когда кончается очередь
одного идти впереди, он подает сигнал; тот, что сзади, подтягивается, и мы оба отдыхаем на санях. Сани надо ставить так, чтобы сидеть лицом к солнцу. Можно будет достать фляги с горячим питьем и немного еды. У нас будут специальные сладкие батончики и натуральный шоколад, чтобы разбавить однообразную еду. Отдохнули, поменялись местами - и снова в путь.

Сколько в Антарктиде длится световой день?

Примерно двадцать часов. Можно идти хоть все эти 20 часов подряд, пока хватит сил, но в таком длительном путешествии необходимо отдыхать столько, сколько нужно. Там такие нагрузки, что мы вряд ли будем успевать полностью восстанавливаться, так что я сейчас старательно толстею впрок, чтобы иметь запас энергии. (Смеется.) По дороге к вам я буквально заталкивал в себя протеиновые батончики. Это не самое большое удовольствие. Я и без тогб много ем - тренировки сжигают калории, так что мне приходится постоянно набивать себе брюхо, когда я уже совершенно сыт: энергетические коктейли, батончики, сыр прошлой ночью, пончики в офисе, печенье. Тонны и тонны калорий...

И сколько килограммов вы уже набрали?

Десять. В походе мы будем терять примерно по килограмму в неделю, а мне хотелось бы вернуться хоть и исхудавшим, но здоровым. Каждый вечер мы будем решать, сколько пройдем на следующий день. Если погода будет совсем плохой или что-то пойдет не так, можно остановиться раньше, а если все будет хорошо и у нас будут силы, пройдем дольше. К вечеру разобьем палатку, и на этом дневной цикл закончится. Так мы жили в Гренландии. Мы тренировались там до тех пор, пока не научились ставить палатку почти вслепую, - например, во время бури, в варежках, очень быстро, при этом как следует закрепив ее и обложив снегом. Если будет сильный буран, возможно, придется построить вокруг целую стену из снежных кирпичей. После один из нас отправится в палатку топить печь, а другой будет доставать горячие напитки и еду, чтобы мы могли сразу перекусить батончиками и шоколадом. А затем, спустя час или полтора, мы поужинаем сушеной замороженной пищей, которую приготовили специально для нас. Это почти нормальная еда - у нас семь разных меню на ужин: зеленый карри, говядина, мясное рагу... В этих блюдах очень много калорий, они невероятно легкие из-за того, что высушены и заморожены, и исключительно долго хранятся. Стоит бросить их в котел, долить горячей воды - и через несколько минут можно есть прямо из котла ложкой и потом не нужно ничего мыть.

Не будете скучать по нормальной еде?

Я не сомневаюсь, что на пути у нас возникнут самые разные и странные желания. Сейчас я толстею, откладываю запасы пищи на будущее, но в конце пути, конечно, все равно придется страдать. Во время моей первой экспедиции десять или двенадцать лет назад мы легкомысленно отнеслись к питанию, и на обратном пути меня мучил жуткий голод.

И вообще, в такой экспедиции еда - главное разнообразие.

Что самое лучшее в полярных экспедициях?

В первую очередь-степень враждебности окружающей среды. Это лучший способ представить жизнь на другой планете, не покидая Земли. В 2004 году, когда я шел к Северному полюсу, морской лед вокруг был совершенно неповторимого цвета. Никто прежде не видел ничего подобного, и никто не увидит впредь. Антарктида во многих смыслах другая: это континент, а не точка посреди моря, у нее очень богатая история, которой нет у Северного полюса. Она ни на что не похожа, и я ожидаю, что мои чувства там будут тоже ни на что не похожими. Представьте: континент в два раза больше Австралии, размером с Китай и Индию, практически необитаемый, на нем живет только несколько групп ученых, все остальное - огромная безжизненная пустыня. Вся жизнь сосредоточена около побережья, в глубине континента нет никого и ничего, это ледяная пустыня, самое холодное, ветреное и безводное место на земле.

Что на вашу идею сказали спонсоры? Они не решили, что вы сошли с ума?

Безумцем меня посчитали те, кто отказались меня финансировать. (Смеется.) А спонсоры как раз считают, что план вполне исполним. Меня самого ставят в тупик люди, которые прыгают с моста, или адреналиновые наркоманы. Я-то занимаюсь такими вещами профессионально в течение 10 лет, фактически это работа с полной занятостью. Мы все тщательно планируем, а потому, я полагаю, наша экспедиция будет волнующей, однако лишенной какого-то существенного риска. Хотя и трудное это будет дело - путь все же неблизкий.

Какая часть пути самая сложная?

Мы будем подниматься и спускаться по леднику Ламберта, одному из самых больших в мире. В ширину он больше, чем любой ледник Европы в длину, длина его свыше 100 миль, он поднимается от уровня моря до высоты почти в 2500 метров и весь покрыт трещинами. Большую его часть Тарка и я будем преодолевать в связке, на случай если один из нас упадет и покатится. В Гренландии мы обнаружили, что огромные зияющие расселины на деле не так уж сложны; куда больше меня пугает перспектива попасть ногой в очень маленькую трещину и подвернуть лодыжку. В общем, эта огромная стена льда будет с физической точки зрения одной из самых трудных частей путешествия. А психологические испытания начнутся позже, когда мы выберемся на плато и вокруг нас будет ледяная пустыня, огромная и белая: со всех сторон не на чем взгляд задержать. Каждый день придется финишировать в месте, которое выглядит точно так же, как то, откуда мы стартовали. Определить пройденное расстояние можно будет только с помощью GPS.

Какие моменты в предыдущих экспедициях были самыми трудными и опасными?

Самые тяжелые моменты - не те, когда ты в действительно опасной и экстремальной ситуации, а когда ты очень устал и изнемог. Кругом холод, и ты думаешь: нужно встать, нужно идти еще девять часов. Я хорошо понял на этом опыте, как важна команда: когда одному из участников плохо, другие потащат его на себе, и наоборот. Это одна из причин, по которой нынешнее мое путешествие не будет одиночным, -оно слишком для этого длинное, мы оба будем выжаты как лимон, и в такой ситуации иметь по-настоящему надежного товарища, каким является Тарка, - бесценно. У него огромный опыт, он тоже знаком с очень длинными маршрутами - прошел по всей Великой Китайской стене за шесть месяцев.

Вы уже планируете следующие экспедиции?

Нынешний поход - в каком-то смысле кульминация всего моего двенадцатилетнего опыта. Его организация потребовала полной отдачи, так что у меня не было времени подумать о том, что я буду делать потом. Следующий год, видимо, будет очень хлопотным, придется много отвечать на вопросы, я хочу написать книгу. Больше я ничего не знаю. Посмотрим, что я буду ощущать, когда вернусь. В любом случае у меня нет никаких особенных планов.

А еще какие-то места на карте вас притягивают?

Я стартовал к Северному полюсу с берегов России, проехав Россию и Сибирь, и это было настоящее приключение: чем дальше на Восток, тем восхитительнее места. Мы также совершили пару походов на Север с берега Канады; с той стороны Арктика совершенно безбрежна и почти необитаема, так что это определенно то место, откуда стоит еще не раз отправиться к полюсу. Посмотрим. У меня будет 110 ночей в палатке, чтобы подумать об этом.


Метки: экспедиция, рекорд, Антарктида, поход

Похожие новости:

«Модель будущего мира»

«Модель будущего мира»
От каждого мига. От того, что ты можешь быть самим собой. Это как полифоническая музыка, где, казалось бы, каждый голос живет своей отдельной жизнью, но музыки не получится, если все голоса не будут взаимосвязаны и не будут в гармонии друг с другом. Так и жизнь и семья.

Вуди Аллен: «Деньги меня не изменили. Я и сейчас приятный человек»

Вуди Аллен: «Деньги меня не изменили. Я и сейчас приятный человек»
Несмотря на почтенный возраст, он является одним из самых плодовитых голливудских режиссеров, снимает по фильму в год. Правда, все чаще в старом свете. В интервью мэтр рассказывает, чем его привлекает Европа, где он находит идеи для своих работ и как уговорить звезд работать за очень скромный гонорар.

«Я умею говорить «Нет!»

«Я умею говорить «Нет!»
Вафо Ниятбеков - таджикский политолог, 34 года, Душанбе.

Отложить и положить

Отложить и положить
Но это совсем недавно были лентяи — теперь же людей, склонных откладывать дела на потом, называют "прокрастинаторами". Это, конечно, звучит мудренее и как-то менее стыдно, но суть дела не меняется. Состояние дел тоже прежнее — конь не валялся.

Будем реалистами

Будем реалистами
В Государственном Кремлевском дворце и так немалолюдно, а в ноябре будет не протолкнуться.

Северный волк тебе товарищ

Северный волк тебе товарищ
Мы, как известно, за любую авантюру, связанную с приключениями и не противоречащую закону. Поэтому, когда друзья из Volkswagen рассказали, что планируют на пикапах Amarok проехать от Москвы до Петропавловска-Камчатского, мы очень заинтересовались этой идеей.


Популярные новости
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

TopVideo: два года с вами!

TopVideo: два года с вами!

В конце уходящего года команда TopVideo отметила свое двухлетие и в рамках празднования дня основания видеохостинга объявила конкурс -«Самое лучшее видеопоздравление».
Обложка >> Все статьи
«Окно в Париж»

«Окно в Париж»

«Окно в Париж» в своей душе наша героиня «прорубила» несколько лет назад.
Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Несмотря на молодость, этот человек уже сейчас узнаваем в обществе. Имея два высших образования - экономическое и юридическое, он «болеет» футболом и не боится один пуститься в преследование за кабаном. Гость VipZone- глава футбольного клуба «Истиклол» Шохрух Саидов.
«Сомон Эйр». Философия успеха

«Сомон Эйр». Философия успеха

Согласитесь, что любая наша поездка начинается с выбора авиакомпании. И многие наши соотечественники выбирают для безопасного полета компанию «Сомон Эйр», где на борту воздушного судна вы всегда можете почувствовать себя желанным гостем. О составляющих успеха ведущей авиакомпании страны размышляет ее генеральный директор г-н Ллойд Пакстон.
Логин
Пароль
Запомнить