Журнал VIPzone » Светская хроника » Ник Трой – «Нейросеть»

Ник Трой – «Нейросеть»

Никто не знает, что он такое: человек, аномалия или вымысел? Для одних он — зло. Для иных — последняя надежда. Но…
Если пистолетное дуло у твоего виска, если больше нет шансов и ты на краю, то есть только один выход — Сетевой Дьявол.

Отрывок из книги:

«Хвост» я заметил сразу, едва вышел из дома Дикаря.

От стены дома напротив отлепились трое, где минуту назад квасили пиво у горящей железной бочки. Двинулись ко мне, демонстративно не отводя взгляда. Не скрываются, идут нагло.

Пальцы нащупали в кармане пачку сигарет, я закурил, рассматривая приближающихся. Все, как один, стандартные, как конвейерные программы: одеты в черную кожу, невыразительные лица, одинаковые, как у однояйцевых близнецов.

В кармане завозился мобильник, я мельком глянул на экран — Кира (ей-то что надо?) и выключил звук.

— Закурить не найдется?

Я усмехнулся, начало классическое. Только, вот незадача, это виртуальность, здесь мне карманы просто так не вытряхнешь. На что они надеются?

— Угощайтесь. — Я швырнул им пачку.

Тот, кто шел первым, даже не дернулся словить, и сигареты шлепнулись в лужу на асфальте, а в следующий миг ботинок «близнеца» сплющил картон.

«Внимание! — шепнул компьютер. — Попытка взять слепок ID-матрицы!»

— Отклонить.

— Что? — нахмурился «близнец». — Ты это нам?

Они уже в пяти метрах от меня, и двое ненавязчиво заходят с боков. Что за бред? Если они начнут потасовку, то в Адскую Долину им вход будет заказан навсегда!

— Че надо? — буркнул я.

— Да ниче…

Ближайший ко мне клон даже не остановился, выбросил кулак мне в лицо. Я с трудом успел уклониться, заметил на его пальцах металлический блеск — кастет.

— Вы охренели?! — успел в растерянности крикнуть я.

Больше мне сказать ничего не дали.

Удары посыпались со всех сторон, я как-то неожиданно оказался зажат между ними и каменной стеной.

«Попытка внедрения шпионской программы! Заблокирована!.. Попытка внедрения вредоносной программы! Заблокирована!..»

Прикрывая локтями голову, я попытался вырваться из окружения, налетел на одного клона. От столкновения полетел на асфальт, но из круга вырвался. Они мгновенно обернулись, кинулись следом. На миг у меня пронеслась аналогия с волками, те тоже вот так молча бросаются на жертву.

Ближайшего ко мне я ударил по ногам, тот с криком рухнул рядом. Я тут же перекатился, уворачиваясь от удара ноги второго, вскочил и бросился бежать.

— Стой, падла!

Сердце колотилось, кровь кипела от ярости, но позволить себе встревать в драку я не могу. Пусть и не я ее спровоцировал, но рисковать не хочу. Лучше уж протянуть пару минут, и местная полиция сама все закончит.

Оглушительно грохнуло, мне в спину сильно ударила пуля, едва снова не сбив с ног.

«Внимание! Вирусная атака блокирована!»

Молодец, Дикарь, хорошую защиту клепаешь! Хорошо, что мне хватило ума этот старый заказ сегодня еще и обновить…

Сзади грохнуло еще два раза, но я уже был готов. Сразу бросился к мусорным бакам, пригибаясь. Над головой свистнуло, с резким визгом от контейнера срикошетила пуля, еще две разбили кирпичи в стене.

«Что происходит?! — пронеслось у меня в голове. — Кто они? И где, мать вашу, полиция?»

Будто в ответ из-за угла с воем сирены выскочил старенький форд-мустанг, я заметил на его дверях надпись «контроль».

«Ну вот и доигрались, ребятки, — подумал я с удовлетворением. — Сейчас вас ждет знакомство с виртуальной тюрьмой…»

Но клоны, вопреки моим ожиданиям, не бросились врассыпную. Наоборот, еще двое извлекли из-под кожаных курток револьверы. По автомобилю полиции забили пули, с легкостью дырявя борта, кроша ветровое стекло. С удивлением я увидел, как водитель задергался под выстрелами, клюнул носом. Машину занесло, дважды крутануло на месте. С металлическим лязгом она впечаталась бортом в стену, сирена, екнув, смолкла.

«Что у них за оружие?! — подумал я шокированно, но тут же опомнился, рявкнул: — Компьютер, загружай револьвер!»

«Принято».

На правом боку потяжелело, когда на поясе материализовался двуствольный кольт. Я в спешке отщелкнул барабан, на ладонь посыпались патроны. Это довольно безопасные вирусы, калечат чужие программы, но все решается простой перезагрузкой. Сейчас нужно что-то помощней.

Я высыпал патроны в карман, тот мгновенно опустел, переместив файлы на мой сервер.

— Загрузить «штопор»!

«Внимание! Данная программа является нелегальной и запрещена в системе как…»

— Заткнись!

Из автомобиля выскочил второй полицейский, кувырком метнулся за угол. Уже оттуда стал отстреливаться, пытаясь одновременно вызвать подмогу по рации.

В правом кармане потяжелело, я поспешно сунул руку, пальцы наткнулись на прохладные патроны Дикаря, купленные пару минут назад. Этот вирус вскрывает защиту пользователя, как штопор консервную банку, и жжет его машину. Единственный минус — долго работает. Зато защиты от него практически не существует. Если, конечно, верить на слово Дикарю. Впрочем, сейчас я это проверю.

Щелкнул барабан кольта, возвращаясь на свое место в корпусе. Патроны я зарядил через один: «штопор», потом обычный вирус, снова «штопор». Это даст лишнее время вирусам Дикаря: пока система будет разбираться с одной программой, вторая сделает свое дело.

Полицейский за углом вскрикнул, выронил пистолет и обхватил ладонями лицо. Между пальцев пробился красный фонтан. Человек секунду зажимал рану, потом медленно завалился.

Я не мог поверить в происходящее! Чтобы кто-то вот так просто затеял перестрелку в Адской Долине? Нонсенс! Это же самоубийство!

Где-то завыла сирена, потом вторая. Ага, теперь за дело возьмутся всерьез.

Я высунулся с осторожностью, клоны быстро приближаются. На лицах пугающая невозмутимость, будто у роботов. Заметив меня, они вскинули оружие, опять же одновременно. Я быстро нырнул обратно, мусорный бак тут же вздрогнул пару раз, вжикнула пуля.

Рядом послышались шаги, я вскинул кольт. Мощно грохнуло, в ладонь толкнула отдача. Двойной заряд ударил в грудь первому клону, его кожаную куртку разорвало в клочья, брызнула кровь, вперемешку с костями. Человека отбросило метра на полтора, проволокло по мокрому асфальту. Лужи под ним покраснели. Тело тут же выгнулось дугой, скрюченные пальцы вгрызлись в асфальт. Почти наяву я видел, как «штопор» Дикаря вскрывает и методично раздирает на части ID-матрицу «мясника».

Снова заговорили пистолеты клонов, мне в плечо ударило, опрокинуло. Мельком успел удивиться, что боли нет, даже кровь не выступила. Что за оружие у них странное? Или, как и я, меняют патроны для разных целей?

Я сдавил спусковой крючок, кольт дернулся в моей руке, и второй клон закрутился на месте. Из развороченного плеча фонтанировали кровью порванные вены, страшно белели кости.

Третий близнец метнулся ко мне, пистолет в его руках задергался, изрыгая пламя. Отработанные гильзы щедро сыпались в сторону, оставляя дымные следы.

Ни одна из его пуль не прошла мимо. Куртка у меня на груди превратилась в лохмотья от попаданий. Но, странное дело, компьютер молчит, значит, система в порядке.

Стараясь не обращать внимания на мерные удары свинца в грудь, я навел кольт и спустил курок. Грянул выстрел, и одновременно с ним голова клона взорвалась, забрызгав стены кровью и осколками черепа.

Обезглавленное тело еще сделало пару шагов, потом упало на колени. Секунду так и стояло, заливая лужи кровью, потом неуклюже ткнулось в землю, засучило ногами.

«Внимание! — ожил компьютер. — Началась консервация сервера».

Ага, это уже полиция. Решили не выяснять, кто прав, а кто виноват, запрут всех участников в частной Сети.

— Срочный выход, — шепнул я.

«Уверены?»

— Подтверждаю.

Разбираться с местными властями не хотелось. Пусть сами ищут виновных.

* * *

Пару секунд я еще чувствовал ночную свежесть, слышал вой полицейских сирен. Потом ноздрей коснулись запах разгоряченной кожи, кислая вонь пота, и я окончательно пришел в себя.

На экранах виртуального шлема застыла картинка из переулка, я с трудом сообразил, что это изображение из самого начала боя в Адской Долине, словно скриншот. Похоже, что пора переустанавливать софт, глючить начал, что ли?

Сервомоторы кресла заурчали, спинка поднялась. Я стащил шлем, отложил на подставку.

— Сессия завершена, — отрапортовал компьютер. — Система сообщает о неполадках в браузере.

Я сел в кресле, поморщился от боли в груди и скосил глаза. На грудной клетке проступили синяки в тех местах, куда попали пули клонов. Черт, к завтрашнему утру буду щеголять с кровоподтеками. Проклятая «реальность» виртуальности…

Я покосился на монитор слева, там, как и на экранах шлема, застыла картинка из переулка. Клоны только начали преследование, видно, как один из них целится в меня из пистолета.

— Что с браузером?

Компьютер ответил после паузы:

— Система не отвечает.

Завис? Так вот почему не сообщали в Сети о повреждениях системы? Мне просто подвесили софт? Оригинально…

— Перезагрузка.

— Вы уверены?

— Да.

— Начинаю перезагрузку… закрываю приложения… сохраняю параметры…

На миг мне показалось, что все нормально, но режим перезагрузки внезапно прервался. Компьютер воскликнул:

— Внимание, личность номер три помещена в карантин.

Что?!

— Причина?

— ID-матрица заражена. Лечение не удается.

Ничего себе! Это меня так нашпиговали клоны?

— Тип вируса?

— Неопределен.

— Задачи? Какие процессы задействованы?

Компьютер задумался.

— Сканирование не удалось. Система подвергается угрозе!

Не может быть. Что за программа такая, что смогла пробить защиту Дикаря? Или снова какой-то особый заказ? Кому ж это я так дорогу перешел? Явно не Кадавру, тот не может знать, что я в Адской Долине софт покупаю…

При новой мысли у меня по коже скользнул холодок. А что если он тоже, как и я, взял и снял скрипты с моих боевых программ? Потом проверил создателя программ, кто его знает, какие базы данных у киллеров, и ниточка к Дикарю привела. Ведь именно там меня и ждали!

— Твою мать…

— Команда не распознана!

— Заткнись.

В волнении я поднялся, походил по комнате. Ладонью машинально растирал грудь. Получается, что Кадавр действительно желает поквитаться со мной? Неужели он настолько сумасшедший? Или для «мясников» так важна репутация, что для него теперь дело чести уничтожить перешедшего дорогу? Да, наверное. Может быть, даже от этого зависит его жизнь.

— Черт, вот ведь вляпался!

Экран на столе моргнул красным, компьютер воскликнул:

— Зараженная ID-матрица перемещена в карантин. Была зафиксирована попытка отправить данные через дополнительный канал.

После секундного размышления я рявкнул с болью в голосе:

— Вывести личность номер три из системы!

— Вы уверены?

— Подтверждаю!

— Принято. Начинаю детерминацию ID-матрицы «Сид Вишес».

Значит, вирусы этих клонов были всего лишь следящими? Троянской программой? Блин! Столько труда, перестрелка в Адской Долине, убийства, и все ради того, чтобы выследить меня? Ведь полицейских-то убивали по-настоящему!..

Кадавр и вправду псих. Или, может быть, он просто хочет подстраховаться? После того как во время нашей первой встречи меня не взял его «дубль» (откуда ему знать, что то был всего лишь баг в системе?), «мясник» решил отомстить наверняка? Отследить, найти в рилайфе и забить свинцовый кол мне в сердце?..

Из мутных глубин моей психики, искалеченной виртуальностью и стимуляторами, с утробным рыком поднималась ярость. Чтобы какой-то наемник, киллер, презрительно именуемый «мясником», смел тягаться с Сетевым Дьяволом?! Я его в порошок сотру!

Я смотрел, как заполняется на мониторе гусеничка загрузки. Как только она станет цветной полностью, личность «Сида» будет исключена из моей программы виртуальности. Перестанет быть ID-матрицей и превратится в обычный файл.

— Отторжение личности завершено, — деловито отрапортовал компьютер. — Начать уничтожение зараженного файла?

— Нет, — с некоторым трудом отказался я. — Перешли файлы на адрес Дикаря. Без резервного копирования, чтоб у меня ничего не осталось.

— Текст письма?

— Эмм…

Очень тщательно подбирая слова, я отстучал на клаве письмо хакеру с просьбой вылечить матрицу. В качестве приложения нарисовал циферки и знак валюты, думаю, ему придется по душе.

Дождавшись, пока ID-матрица уйдет по адресу, я запланировал сканирование и выключил компьютеры. Сходил в душ, потом выгулял Макса, поужинал без аппетита и отправился спать. К утру нужно быть в форме — завтра начинаю выполнять заказ Вуду-Z.

Но заснуть быстро не удалось, мысли упорно возвращались к бойне в Адской Долине. Все эти наглые выходки шестерок Кадавра, индивидуальные заказы и внезапно свалившиеся мне на голову богачи в облике негров порядком напрягали. И сколько я себя ни успокаивал, плохое предчувствие не исчезало…

* * *

Все города имеют душу. И у каждого — свой характер, своя судьба.

Мегаполисы, города и городишки пропитаны особой энергией, присущей только им, только вот увидеть ее трудно. Обилие небоскребов и сверкающих реклам может отвлекать от настоящей картины, подобно тому как ребенка отвлекает любой яркий предмет. Но если найти сердце города и протечь по артериям главных улиц, пропустить через себя кровеносный поток народа, если тщательно вывариться в желудке площадей, пройти по кишкам переулков и вывалиться у надписи «Добро пожаловать» на окраине, поймешь — этот город имеет свою душу. Только тогда можно решить — подходит ли место для жизни.

Я, наверное, лучше других чувствую это — все-таки я Сетевой Дьявол и потому могу с уверенностью сказать: «Москва-2» тоже имеет душу.

Ее душа это не привычный ритм города, не культурное наследие и даже не архитектурные памятники, что вытягивают из жителей последние эмоции. Душа виртуальности совершенно особая, в реале такого никогда не встретишь.

Пользователи — вот настоящая душа «Москвы-2». Именно люди делают это место особенным. Ведь в Сеть невозможно полностью привнести жизнь, здесь можно найти только ее иллюзию.

Пользователи — душа Сети. Здесь кто-то пытается уйти от ужасов реального мира, другие самозабвенно работают, а третьи наслаждаются выдуманной страной. Вот она, скрытая сущность официальной Сети, ее мимикрия под естественное. Незлой обман, надрывный юмор паранойи, искренняя попытка безруких калек на века построить ледяной замок в тропическом климате. Это и есть душа виртуальности — безумие веры. Так дети искренне верят в то, что куклы оживают по ночам, в деда Мороза и что за нарисованной мелками дверью на кирпичной стене может быть иной мир…

Живительный самообман. Информационное кладбище.

— Здравствуйте, — возник надо мною голос, — желаете сделать заказ?

Я встрепенулся, у моего столика терпеливо ожидает симпатичная блондинка. Я машинально отметил, что эта официантка — программа. В недорогие заведения виртуальности реальных работников сферы обслуживания не берут.

— Конечно. Принесите, пожалуйста, кофе и… — Я взглянул на часы: девять тридцать утра. — И пирожные.

Есть особенно не хотелось, успел перекусить в реале, но и сидеть в кафе, цедя один кофе, неприлично.

Девушка-бот кивнула и, обворожительно улыбнувшись, умчалась выполнять заказ. Я вздохнул и раскрыл ноутбук на столе.

Небольшое кафе «Хемингуэй» на окраине виртуального мегаполиса — мое любимое. Во-первых, оно буквально через дорогу от моего виртуального дома. А во-вторых, здесь практически не бывает людно. Такая себе небольшая виртуальная харчевня с ботами-поварами, официантами, швейцарами. Тихий и светлый уголок для неприхотливых.

Весь зал всего-то метров сорок в квадрате, где большая часть отведена под стандартные столики меж двух диванов у широких окон да небольшую барную стойку. Рядом с кафе ветка метро, уютный парк. Идеальное место для работы.

Я покосился на свое отражение в оконном стекле: сегодня я в облике толстого клерка, должника Вуду-Z. Решил перед заданием устроить бета-тест матрицы и, едва подключился, тут же обрадовался решению. Толстяк оказался громоздким, вонючим куском мяса! Пальцы жирные настолько, что иногда на клавиатуре ноутбука сразу несколько клавиш нажимают, а что уж говорить о скорости ходьбы?!

Я снова покосился на часы, вздохнул: пора приниматься за работу. Наступает час пик в виртуальности, самое благоприятное для меня время. Трафики стремительны, сети перегружены, есть где погулять Сетевому Дьяволу.

Ввод пароля, загрузка поисковика, написанного Дикарем.

«Внимание! Вы подключились к системе базы данных пользователей официального сервера „Москва-2“. Сервер не рекомендует использование вашего программного обеспечения в…»

— Заткнись, — прошептал я.

Поисковик Дикаря не вредоносное ПО, тем более, пока нигде не засветившийся, так что, можно использовать. Претензий от полиции пока быть не должно.

На экране появился интерфейс поисковика, я вынул из кармана флэшку с данными по объектам Вуду-Z. Пока копировал инфу на ноутбук подошла официантка, на столике появился кофейник и блюдце с пирожными.

«Итак, — подумал я, отхлебывая из чашки, — начнем. Кто у нас в списке идет первым?»

Первым оказался тридцатилетний инженер Якоб Штрауде. При взгляде на фотографию смущенного, чуть сутулого хикки, я покачал головой — никогда бы не подумал, что он способен на авантюры. Особенно, на такие опасные авантюры, как кража дорогостоящей информации у олигархов.

Окошки поиска постепенно наполнялись всей имеющейся информацией, номером паспорта, кодами кредиток и страховых полисов. Контрольно сверившись с досье, я ткнул в «enter». С пальцами-сардельками получилось это сделать лишь с третьего раза.

Пока шел поиск, я сделал большой глоток кофе, по пищеводу прошла горячая волна. В голове сразу прояснилось, утренняя истома медленно пропала.

Ноутбук пискнул: «Поиск не дал результатов. Пожалуйста, повторите».

Я вскинул брови. Как это не дал результатов?

Быстро перепроверил параметры поиска и анкетные данные от Вуду-Z — все верно. Запустил повторный поиск, но через минуту снова тот же результат.

Однако…

Не может такого быть! Даже если человек ушел из виртуальности или если его уже накрыли киллеры заказчика, то и в таком случае всегда остаются следы. Во-первых, в базах все еще существуют анкеты, паспортные данные и адреса. А во-вторых, даже если везде бывать анонимно, то скрыть свою личность от финансовых контор не удастся, номера кредиток никогда не исчезают!

Я нащупал в кармане пачку сигарет, закурил, официантка тут же принесла пепельницу. На лице залипшая улыбка, только пустые глаза в девушке выдают программу.

Не придя ни к какому выводу, я по очереди забил в поисковик данные на все три цели, буквально сверяясь с каждой запятой в досье.

Пусто. Будто этих людей и никогда не существовало!

— Чертовщина какая-то, — пробормотал я, закуривая вторую сигарету.

Следующие полчаса я потратил на то, чтобы проверить отдельно каждый параметр: номер паспорта, номер кредитки, гражданское страхование, номера телефонов; досье в полиции и в банках…

Пусто! Везде одно и то же: «Поиск не дал результатов»!

Я вздохнул, раздавил очередной окурок в пепельнице и отпил холодного кофе. Одно из двух: или этих людей никогда не существовало, или поисковик Дикаря не работает. Первое предположение пока я не могу проверить, значит, начнем со второго.

— Компьютер, — шепотом приказал я, — выведи на экран все совершенные платежные операции по моему дополнительному счету.

«Принято. Ожидайте…»

Через пару секунд на экране ноутбука высветились цифры, куда недавно я отправил десять процентов от гонорара Вуду-Z, я тщательно перебил их поисковик. Минута ожидания, и на экране появилась фотография моей помощницы.

«Джонсон, Кира Анастасия Лорен. Двадцать восемь лет, не замужем, детей нет. Место рождения: США, Сиэтл, штат Вашингтон. Родители: мать — Джонсон, Вероника Августа, погибла; отец — Джонсон, Дэмиен Скотт, осужден на пожизненные каторжные работы в Сибири за многократное изнасилование дочерей. Младшая сестра — Джонсон, Аннет Элиссон, после домогательств отца получила инвалидность…»

— Ничего себе… — Я только присвистнул. Таких подробностей я, конечно же, не знал.

Так, что там дальше?

«…Гражданство Российской Федерации, полученное по эмиграционной программе беженцам, пострадавшим от Йеллоустоунской катастрофы».

— А вот это уже интересно.

«Судимости: в десять лет была под следствием по обвинению в предумышленном нанесении тяжелых телесных повреждений (кастрация отца с помощью маникюрных ножниц). Была оправдана. После психиатрической экспертизы отправлена в интернат. В двенадцать лет приговорена к двум годам условного заключения за кредитное мошенничество; в четырнадцать — за торговлю и употребление наркотиков (год условно); в шестнадцать — за призывы к судебным реформам, в частности за пропаганду приговоров смертной казни насильникам и за сексуальные домогательства к женщинам (год отсидела); в двадцать приговорена к пяти годам за убийство мужа своей любовницы…» и много-много еще по мелочам. Заканчивалось досье номерами телефонов и домашним адресом.

— Хороша напарница… — Я покачал головой со странной смесью жалости и восхищения. — По твоему досье, Кира, можно изучать уголовный кодекс.

Переписывать адрес Киры я не стал, вдруг словлю «жучка», и все мои данные станут доступны недругам, но постарался запомнить. На всякий случай. Забавные финты иногда жизнь подкидывает, вот так работаешь-работаешь, а не знаешь с кем.

Я откинулся на спинку стула, огляделся. В кафе по-прежнему человек пять, то одни выходят, но новые заходят. Никакой толпы — благодать!

Я налил себе вторую чашку кофе, отпил с удовольствием. Потом не выдержал и забил в поисковик номер счета Вуду-Z. Хоть и некрасиво это, как читать чужие письма, непрофессионально даже, но очень уж странные эмоции у меня вызывает этот заказчик. Однако результат поиска меня разочаровал.

«Счет зарегистрирован на фирму „Вектор“. Фирма прекратила свое существование десять часов назад».

Приехали. Похоже, что Вуду-Z, как и я, балуется временными и подставными счетами? Интересно было бы «просветить» фирму «Вектор» полностью, от кого получали деньги, кому перечисляли, но это уже взлом, за этим к хакерам.

Ведомый неприятным предчувствием, я прописал имя заказчика в строке поиска, но, как и ожидал, результат был нулевым.

Надо же, а мне казалось, что облик Вуду-Z из зоны удовольствий был истинным. Обманули меня. Остается только поаплодировать создателям таких аватаров, первоклассные мастера! А заказчик-то действительно шишка…

Знаком я подозвал официантку, попросил принести еще кофе. Как-то я и сам не заметил, как приговорил три чашки. Потом закурил и свернул окно поисковика.

Так, проверка удалась. Программа Дикаря работает. Теперь остается решить, что делать дальше? Глупо было бы предположить, что меня наняли менять Души несуществующих людей. Тогда как объяснить тот факт, что их нет ни в одной базе данных?

Задумавшись, я не заметил, как сигарета дотлела до фильтра, обожгла пальцы. Чертыхаясь, раздавил плавящийся окурок в пепельнице и полез в настройки поисковика. Где-то должен быть еще какой-нибудь способ поиска, Дикарь просто не может сделать что-то вполсилы, обязательно приберег что-то для экстраординарных случаев.

Мимо моего столика прошла молодая пара, только что закончившая завтрак. Девушка шла чуть позади, явно обиженная невниманием парня, а тот забавлялся рисованием на планшетном компьютере.

— Смотри, — восторженно воскликнул он, — класс? Такой модели я нигде еще не видел!

— Классно, — вздохнула его подруга, с равнодушием разглядывая эскиз не то автомобиля, не то вездехода. — А ты проверил, вдруг опять кого-то повторяешь?

— Вот сейчас и проверим… компьютер, найти сходства по изображению…

Дверной колокольчик звякнул, выпуская парочку на улицу, а я едва не хлопнул себя по лбу. Как я сам не догадался? Вот он, способ, — поиск по фотографии!

Загрузить фото первого объекта в поисковик было делом одной минуты, а вот сам поиск занял почти час. Все-таки даже с мощностями виртуальности непросто «пересмотреть» всех пользователей и сравнить аватары.

— Отлично! — Я выдохнул с облегчением, рассматривая результат. С монитора на меня смотрел уже знакомый хикки. — Теперь за дело!

* * *

Прежде чем отправиться за чужой Душой, решил выйти из Сети и поменять облик толстяка на дока Брауна. Лучше уж сейчас немного задержусь, зато потом хоть бегать и двигаться нормально смогу.

Начинаю новую сессию, — покорно отозвался компьютер. — Личность номер два: «док Браун»…

Вспышка, электронный звон в ушах, холод в суставах и ощущение падения.

Я открыл глаза, взгляд скользнул по обшарпанным обоям на стенах, рассохшейся мебели. Из кухни доносится капель из крана.

Я поднялся, старенький диван подо мной надсадно скрипнул. В зеркале напротив еще целый миг было расплывчатое отражение, будто с дивана поднималась тень, сотканная из тумана. Потом облик оформился полностью.

«Отладка внешности завершена, — шепнул компьютер. — Регистрация в Сети окончена».

В несуществующем зеркале несуществующий всклокоченный седовласый старик с безумными глазами оправил серый плащ, застегнул все пуговицы на жилетке, стряхнул пылинку с коричневых брюк.

— Показать карту.

«Принято».

Перед глазами вспыхнуло прозрачное окошко с картой «Москвы-2», где неторопливо двигалась вишневая точка. Усилием мысли я проскроллировал карту, всмотрелся в обозначение районов виртуальности.

— Компьютер, — приказал я, — найди канал и создай мне резервное подключение.

«Пожалуйста, определите территориально».

— Китайский квартал «Москвы-2».

* * *

Едва такси въехало на территорию китайского квартала, движение почти остановилось. Пару минут я наблюдал за сплошным потоком народа, одинаково заполняющего тротуар и автомобильную дорогу, потом скомандовал:

— Останови здесь.

Бот-водитель с осторожностью приткнул авто у лотка с экзотическими фруктами, с улыбкой принял от меня купюру.

— Счастливого пути.

— Застрелись, — посоветовал я улыбчивой программе и толкнул дверь.

Феерия. Шизофрения. Карнавал на похоронах. Коронация принца нищих в трущобах.

Можно придумать еще сотню эпитетов, и все будут идеально подходить к китайскому кварталу виртуальности. Кажется, что любая черточка внешнего мира, фантазии, ночного кошмара и абсурда нашла отражение здесь, в Сети.

С внезапно накатившей мрачностью мизантропа я рассматривал пеструю толпу одинаково унылых клерков, вечно спешащих на обед и обратно, иногда в этой массе встречаются фрики и торговцы. Депрессивно-серые здания одеты в нарочито яркие вывески реклам, над дорогой провисли засаленные вымпелы новогодних флажков. Взгляд то и дело цепляется за нижнее и постельное белье, вывешенное на просушку прямо над головой.

На тротуаре экзотический китаец в набедренной повязке рубит мачете головы живой рыбе, слизь и чешуя брызжут на прохожих, а рядом из дыры сточного колодца в асфальте поднимается ядовитый пар. У большущего мусорного коллектора двое кришнаитов стучат в барабаны, рядом пляшет грязный ребенок лет двенадцати. На огромном мониторе на стене дома крутят рекламные ролики из мира хай-тека, а под ним, прямо на асфальте, жрут рис из плошек зеваки, наблюдающие за многочленистым карнавальным драконом в толпе…

«Дополнительный канал подключен. Счет на оплату отправлен на ваш основной почтовый ящик».

Я посторонился, пропуская рикшу, оправил плащ. Вишневая точка на карте замерла на расстоянии сотни метров от меня. Я закурил и зашагал навстречу, стараясь не пропустить цель.

Так, что там говорил Вуду-Z? Эти ребята похитили у него какой-то важный файл, информацию ценой в два миллиона рублей, что в эквиваленте — две безбедных жизни в виртуальности. Что еще? Они опасны, будут отстреливать, сопротивляться, громить вирусами?.. Нет, кажется, что о таком не говорил. Да и по фотографии этого Якоба Штрауде не скажешь, что человек вообще держал в руках оружие. Хотя, как говорил классик, в виртуальности возможно все, кроме смерти…

Из толпы вынырнул трансвестит, попытался схватить меня за руку:

— Минет за сотню! Профессиональный, с проглотом!

Я брезгливо отдернул руку, стараясь не смотреть в чересчур скуластое лицо мужика, где яркой косметикой пытались затушевать сифилитичные язвы. Вслед прокричали:

— Козел!

И тут же, с другой стороны:

— Стимуляторы воображения, антидепрессанты, цифровой кокаин, звуковые наркотики! Все — дешево и по лицензии!..

— Бригада первоклассных дизайнеров создаст качественный образ точки входа!

— Мясо собаки…

— Паспорта, помощь в регистрации, найдем работу…

— Незабываемый трах с цирковыми уродами…

И даже:

— Гадание по IP-адресу!

Виртуальность. Мир-мечта на обломках мира-реальности. Кошмарная травестия.

Проталкиваясь, ругаясь, отбиваясь от торговцев и проституток, я преодолел сотню метров за десять минут. Недаром у них в китайском квартале постоянно подвешивают сервер, столько народу толчется, кошмар!

Якоб Штрауде рассматривал витрину аквариумного магазина, будто завороженный, застыв у террариума с ярко-желтым питоном и десятком каких-то ядовитых ползунов. Такой же, как на фото: сутулый, худой, щурит близорукие глаза.

Я огляделся, но вокруг такое столпотворение, что никто ничего не заметит. А если и заметит, то полиция и зеваки просто не смогут ничего понять: кто и что сделал.

Неудачливый похититель чужих файлов вздрогнул, когда я приблизился. Его карие глаза напомнили мне птицу, взгляд такой же испуганный, как у воробья, пойманного в кулак. Ни вздохнуть, ни расправить крылья…

— Ужасные существа, правда?

Я вздрогнул.

— Что?

— Змеи, — Якоб смущенно улыбнулся, заискивающе пытаясь заглянуть мне в лицо. — Они ужасны.

Мой взгляд обшарил стеклянные тюрьмы с пресмыкающимися, застыл на толстой черной змее. Она свернулась клубком, всем видом демонстрируя свое презрение к окружающему миру. Только ядовитая ненависть во взгляде маленьких глазок на квадратной башке выдавала тварь с потрохами.

Я кашлянул, сказал неуклюже:

— Это природа их создала такими. Не вижу ничего страшного.

— А я их боюсь до дрожи, до ночных кошмаров. — Якоб вжал голову в плечи, когда заметил, на какую змею смотрю я. — Как представлю, что эти… бр-р, твари, ползают, ищут жертву…

— Они просто живут. По своим законам, своей жизнью. Как умеют.

— Они подлые, — прошептал Якоб.

— Почему?

— Как почему? Они ведь ядовитые!

— Потому и ядовитые, что больше нет у них ничего, кроме зубов. Ни лап, ни крыльев.

Якоб кивнул, промолчал.

Идиотский разговор. Сэйт, ты чего? Какого ты болтаешь с ним?

Но поделать с собой я ничего не мог. Странное чувство заполнило меня, как наркотические смолы заполняют альвеолы. Показалось, будто я знаю этого тщедушного человечка давно, всю свою вечность. Вся суета китайского квартала вдруг отдалилась, показалась глупой декорацией. Вот сейчас придут грузчики и вынесут фанерные стены с нарисованными домами, скучающий у бордюра рикша вынет пачку «Примы», а появившийся режиссер разгонит массовку…

— Все понимаю, — прошептал Якоб, — но боюсь их больше всего на свете.

Неожиданно для себя я признался:

— А я высоты боюсь.

Якоб улыбнулся с печалью, снова уставился на змей.

Так, Сэйт, возьми себя в руки!

Я вздохнул, снова оглянулся и едва сдержал нервный смешок — рикша у тротуара и вправду закурил. «Приму»!

— Пора, Якоб. — Я обернулся к своей цели. — Я здесь, чтобы забрать твою Душу.

— Что? — вскинул испуганные глаза Якоб.

Я не ответил. Быстро, чтобы не передумать, ударил его в живот.

Китайский квартал исчез во вспышке! В ушах взорвалась башня из стекла, звон настолько сильный и частый, что звуки теснятся, наползают друг на друга.

Моя рука все глубже погружалась в тело Якоба Штрауде. Странно, но при этом его лицо продолжало жить, хотя я уже почти физически ощущал, как меняется и прекращает функционирование его ID-матрица, расщепляясь на отдельные файлы.

«Принудительный обмен данными!»

Испуг исчез из взгляда Якоба, теперь там было понимание. Настоящее, всепрощающее, как у святого, которого приносят в жертву каннибалы. Он псих или суицидник?!

«Дополнительный канал открыт, начинаю фрагментацию ID-матрицы».

Мир вокруг замер, вся суета китайского квартала куда-то исчезла, будто это и впрямь декорации. Фанерные дома, люди из папье-маше, бутафорская жизнь.

«Внимание! Получено предупреждение от департамента полиции: вам приказано оставаться на месте. Вам инкриминируют использование вредоносных программ и…»

Не слышу. Ничего не слышу. Лицо Якоба все ближе, я погружаюсь в него полностью. Возникло знакомое ощущение падения, по спине скользнул холодок ужаса, будто под ногами бездна.

Стеклянный звон перерос в цифровой, улица предстала передо мной сразу с двух точек: я вижу Якоба и смотрю его глазами. Его тело стремительно теряет цвет, внутри загораются яркие вспышки. Но это не привычные вспышки обрывов нитей марионетки. Скорее, это жизненные процессы, как электрические импульсы между нейронами.

Страх нахлынул внезапно, будто я провалился посреди цветущего луга в зловонную трясину! Резким щелчком мир «выключился», и я исчез…

* * *

…В руке очередная «мусорная» еда из бургерной неподалеку. В последнее время я питался только «продукцией» оттуда…

Не понимаю, откуда пришло это знание, я просто смотрю его, как смотрят фильм…

…Падение продолжается, как и зловонное удушье топи, куда я все больше погружаюсь. Только, в отличие от настоящей топи, я вижу не грязно-желтое мутное солнце из-под толщи болотной воды, я вижу атомные вспышки через потоки информации и цифр…

…Если задуманное получится, это искупит все потраченные усилия, бессонные ночи и порчу здоровья. А если нет, то, значит, так и надо. Кому нужны бесполезные люди со своими бесполезными жизнями? Как говорил мой преподаватель: мужчина должен жить счастливо, но и не забывать об исторической полезности, успеть совершить в жизни то, что поможет всем остальным людям. Только такая жизнь считается полноценной, не даром мы помним Менделеева, Ницше, Декарта и Аристотеля, а простых людей забываем уже на следующий день…

…Мне кажется, что выбраться из этой бездны-топи уже не получится. Слишком глубоко и внезапно. Слишком…

Нужно выбираться отсюда!

Бежать!

Спасаться!!!

* * *

Электронный протяжный скрип в ушах напомнил мне, кто я такой. Усилием воли я рванул прямо сквозь белые вспышки молний.

«Дефрагментация завершена».

Я с трудом выдохнул, мне почудилось, что во рту остался кислый привкус болотной воды. В глазах медленно тают неясные образы, какие-то слова, декорации. Очень медленно проступает улица в китайском квартале, людской гомон. И я понимаю, что лежу на асфальте, обхватив голову руками. Через меня перешагивают, жизнь кипит, и никому нет дела до одной маленькой смерти.

Только грязный мальчик в обносках рядом с кришнаитами прекратил танцевать и указывает на меня пальцем. По его губам я прочел слова: «дьявол» и «призрак».

С великим трудом я поднялся, на меня тут же натолкнулись, обругали пьяницей. Я не ответил, сердце все еще колотилось, на лбу выступил пот.

Якоб Штрауде исчез. Его личность переместилась на мой сервер, а в реальности он, наверное, сейчас проснулся перед недоумевающим компьютером, что взволнованно коннектится и пищит: «Обрыв соединения!»

Похожие новости:

Дженнифер Пробст – «Брачная ловушка»

Дженнифер Пробст – «Брачная ловушка»
Чтобы исполнить волю покойного отца, любвеобильный миллионер Майкл Конте должен отыскать себе жену, причем такую, которую примет его придерживающаяся старых традиций семья. Он должен это сделать как можно скорее, чтобы его сестре позволили выйти замуж за любимого человека.

Карина Шаинян – «Игра». Книга 1. Змеиный остров

Карина Шаинян – «Игра». Книга 1. Змеиный остров
Камбоджа, 2007 год. Русский бизнесмен Пленский приглашает группу студентов на игру, победитель которой получит возможности, о которых и не мечтал. Надо всего лишь продержаться дольше других на необитаемом острове — и фантастическая карьера в корпорации Пленского обеспечена.

Андрей Бедняков: «В Таджикистане я ощутил себя Бредом Питтом»

Андрей Бедняков: «В Таджикистане я ощутил себя Бредом Питтом»
В объектив фотокамер и мобильников он попал с первого момента своего появления в Душанбе. И если новостные таблоиды пестрили информацией об экономических событиях и грядущих президентских выборах, то френд-ленты социальных сетей охотно делились фотографиями и пошаговым отчетом, где он сейчас и что делает. Такая всенародная любовь не снилась даже самой известной голливудской звезде.

«Модель будущего мира»

«Модель будущего мира»
От каждого мига. От того, что ты можешь быть самим собой. Это как полифоническая музыка, где, казалось бы, каждый голос живет своей отдельной жизнью, но музыки не получится, если все голоса не будут взаимосвязаны и не будут в гармонии друг с другом. Так и жизнь и семья.

Под дождем

Под дождем
Я слушала этот бред всего-то пять минут, но мне уже казалось, что это никогда не закончится. Ну конечно - стоит задержаться на каникулах на лишние четыре дня, как тут же по возвращении оказываешься совершенно выпавшей из классной жизни.

Пожиратели времени

Пожиратели времени
Если у вас дома есть компьютер с доступом в Интернет — считайте, вы в группе риска. Если ноутбук с вай-фаем, то, скорее всего, у вас в соцсетях вид на жительство.


Популярные новости
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

TopVideo: два года с вами!

TopVideo: два года с вами!

В конце уходящего года команда TopVideo отметила свое двухлетие и в рамках празднования дня основания видеохостинга объявила конкурс -«Самое лучшее видеопоздравление».
Обложка >> Все статьи
«Окно в Париж»

«Окно в Париж»

«Окно в Париж» в своей душе наша героиня «прорубила» несколько лет назад.
Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Несмотря на молодость, этот человек уже сейчас узнаваем в обществе. Имея два высших образования - экономическое и юридическое, он «болеет» футболом и не боится один пуститься в преследование за кабаном. Гость VipZone- глава футбольного клуба «Истиклол» Шохрух Саидов.
«Сомон Эйр». Философия успеха

«Сомон Эйр». Философия успеха

Согласитесь, что любая наша поездка начинается с выбора авиакомпании. И многие наши соотечественники выбирают для безопасного полета компанию «Сомон Эйр», где на борту воздушного судна вы всегда можете почувствовать себя желанным гостем. О составляющих успеха ведущей авиакомпании страны размышляет ее генеральный директор г-н Ллойд Пакстон.
Логин
Пароль
Запомнить