Журнал VIPzone » Светская хроника » Дженнифер Пробст – «Брачная ловушка»

Дженнифер Пробст – «Брачная ловушка»

Чтобы исполнить волю покойного отца, любвеобильный миллионер Майкл Конте должен отыскать себе жену, причем такую, которую примет его придерживающаяся старых традиций семья. Он должен это сделать как можно скорее, чтобы его сестре позволили выйти замуж за любимого человека.

Не желая связывать себя семейными узами, Майкл придумывает хитроумный план: если рыжеволосая свободолюбивая Мэгги Райан, фотограф-профессионал, согласится сыграть роль его жены во время поездки на съемки в Милан, где проживают родственники Майкла, он оставит в покое ее замужнюю подругу Алексу. Однако едва эта пара оказывается в Италии, «деловые отношения без обязательств» превращаются в настоящую бурю страсти. Может ли брак стать самой притягательной в мире ловушкой? Впервые на русском языке!

Глава из книги:

Влипли.

Майкл торчал у двери, приветствуя длинную череду родственников, с которыми не виделся больше года. Он подозревал, что скромный ужин в кругу семьи окажется подлинным бедствием. Во всяком случае, не столько для него, сколько для бедняжки Мэгги. Famiglia Майкла толклась вокруг нее с тем шумным обожанием, которое обыкновенно приберегали только для кровной родни. Двоюродные братья и сестры прихватили с собой жен и мужей, дружков, подружек и всех bambinos, близкие соседи и женщины, которые годами охотились за Майклом, явились поглазеть на ту, которая увела у них из-под носа желанный приз. Для Майкла это был типичный вечер в доме его матери.

Для Мэгги это был сущий ад.

Майкл покачал головой, прилагая все силы к тому, чтобы не расхохотаться. Мэгги зажали в углу несколько его кузин, и ее каштаново-рыжая грива пылала, словно маяк, среди гостей, которые по большей части были черноволосыми и смуглыми. Ее короткое легкомысленное платье обрывалось гораздо выше колен, выставляя на обозрение пару длиннющих ног, которые словно созданы были для того, чтобы обвиваться вокруг талии мужчины. Ярко-алые и желтые цветы, рассыпанные по тонкой ткани платья, без труда выделяли Мэгги в толпе. Рост у нее и сам по себе был внушительный, а в красных босоножках с трехдюймовыми каблуками она оказалась ничуть не ниже большинства его двоюродных братьев. Было в ее обуви нечто такое, что заводило Майкла с пол-оборота, и такого он никогда не испытывал с другими женщинами. Как будто пристрастие Мэгги к высоким сексуально-зазывным каблукам подтверждало, что в глубине души она самая настоящая чертовка.

Майкл вновь налил себе вина и, болтая со старинными приятелями, не спускал глаз с Мэгги. Он ожидал, что она станет держаться с вежливой холодностью и тем самым оттолкнет его эмоциональных родственников, но нет, — всякий раз, когда его взгляд падал на Мэгги, она смеялась либо внимательно выслушивала бесчисленные рассказы, которыми ее потчевали наперебой. Завороженный, Майкл потихоньку перебрался поближе к ней.

Конечно, он знал, что Мэгги привыкла общаться с разными людьми и свободно чувствует себя в обществе в рамках своей работы. Он просто не ожидал, что она сумеет вести себя так открыто сейчас, изображая его жену. В детстве, судя по всему, ее не окружала атмосфера тепла и всеобщей любви, и обычно она излучала отчужденность, которая явно была частью ее натуры. Черт возьми, да она куталась в эту отчужденность, точно в плащ, и это Майкл заметил с той минуты, когда она вошла в ресторан, где было назначено их свидание вслепую. И все же сегодня вечером Мэгги вела себя совсем по-другому.

Майкл наблюдал за ней, слушая речь дядюшки Тони о торговле, о проблемах с поставщиками, растущих ценах на аренду и возможности приобретения недвижимости. Он кивал, краем уха внимая высказываниям дядюшки, а сам украдкой подслушивал беседы своей фальшивой жены.

— Как тебе это удалось? — прошептала Мэгги двоюродная сестра Майкла Брианна. Майклу сразу припомнилось, как иные люди автоматически понижают голос, произнося слова наподобие «рак». Эффект был тот же: заданный шепотом вопрос прозвучал тем не менее громко, как пистолетный выстрел. — Майкл всю сознательную жизнь избегал брака, словно чумы. У него, знаешь ли, и репутация подходящая.

— В самом деле? — Губы Мэгги едва приметно дрогнули. — И какая же?

Брианна огляделась по сторонам и придвинулась к ней поближе. Майкл укрылся за широкой спиной дядюшки Тони.

— Он охотник. Ему, похоже, нравится соблазнять женщину. Чем сильней она сопротивляется, тем больше ухищрений он пускает в ход, чтобы завоевать ее. И как только она не выдерживает и сдается — бац!

— Бац? — отстранилась Мэгги. — Что значит — бац?

Брианна вновь перешла на шепот:

— Майкл ее бросает. Соблазненную, с разбитым сердцем и одну-одинешеньку.

При этих словах Майкла охватил гнев. Dios, его когда-нибудь оставят в покое?! Он в жизни не обманул ни одной женщины, и тем не менее дурная слава догнала его даже в Америке. Ник неоднократно рассказывал о том, какие слухи ходят о любовных похождениях Майкла, и даже сознавался, что сам когда-то тревожился, как бы Алекса не пала жертвой его демонических чар. Майкл словно невзначай шагнул еще ближе к беседующим женщинам и напряг слух, дожидаясь ответа Мэгги.

Та пощелкала языком:

— Какой ужас! Может, именно поэтому он на мне и женился? Как странно!

— Что, что странно? — округлила глаза Брианна. — Расскажи! Мы же теперь родня, и я никому не выдам твоей тайны.

Мэгги сделала глубокий вдох и огляделась, словно опасаясь, что их могут подслушать. Ее ответ прозвучал ничуть не тише, чем оглушительный шепот Брианны:

— Да я просто сказала, что не стану с ним спать, пока он на мне не женится!

Майкл поперхнулся куском брускетты. Откашлявшись, он поднял взгляд и увидел, как Мэгги проказливо улыбнулась ему и подмигнула. Она легонько коснулась руки Брианны, круто развернулась на своих сексуальных каблуках — и подол ее платья вспорхнул, на миг обнажив идеально круглую попку. Майкл стиснул зубы, охваченный жгучим приступом желания. Он представил себе, как впивается зубами в эту крепкую упругую плоть. На долю секунды его поглотило восхитительное видение: Мэгги вскрикивает от боли, но он не дает ей вырваться и все глубже, глубже проникает в нее… Когда Майкл опомнился, дядюшка Тони все так же монотонно вещал о своем, а Мэгги уже оказалась на другом конце комнаты.

Черт побери, как же ему с ней справляться?

И самое главное — как ему справляться с самим собой, с неожиданно вспыхнувшим желанием обладать женщиной, которая играет роль его жены?

* * *

Что-то с ней неладно.

Мэгги грызла соленый ломтик ветчины прошутто из антипасто, попивала вино и бродила среди гостей. За одни только минувшие сутки на ее долю выпали все занятия, которых она всегда избегала и которых терпеть не могла.

Долгая многословная болтовня о свадьбах и нарядах.

Возня на кухне, загубившая ее идеальный маникюр.

Общение со свекровью, невестками и разнообразной родней, которая нагло совала нос в ее личную жизнь и высказывала свои суждения о ней.
Почему же она до сих пор не выбежала из комнаты с диким воплем, подобно одной из тех идиоток в фильме «Крик», которым явилась жуткая белая маска?

Может быть, потому, что знает: все это понарошку?

Да, должно быть, так оно и есть. Иного разумного объяснения быть не может. Мэгги никогда не общалась с родней, если, конечно, не считать брата и Алексу. И стряпней занималась тогда, когда ей взбредало в голову этим развлечься. И уж верно никогда ей не приходилось иметь дело со стайкой женщин разного возраста, которые хихикают и задают миллионы вопросов. Она привыкла к тишине — по сути, большую часть своей жизни прожила в тишине — и не привыкла сталкиваться с таким откровенным выражением радушия и тепла.

И тем не менее семья Конте приняла ее в свои ряды с чистосердечной радостью. Сестры Майкла оказались такими разными, но Мэгги они действительно пришлись по душе. Они были настоящие. Его мать ни разу не засмеялась, не позволила себе ни единого критического высказывания, когда учила Мэгги готовить первую в ее жизни порцию домашней пасты. Крохотная частица души Мэгги — частица, существование которой сама она стыдилась признавать, — теперь ожила и робко затеплилась. Каково это жить, зная, что столько людей любят тебя, какие бы ошибки и промахи ты ни совершала?

Взгляд Мэгги остановился на Венеции. Жених обнимал ее, а она смеялась каким-то его словам. Даже на другом конце комнаты чувствовалось, с какой силой их влечет друг к другу, а при виде обожания, которое было написано на лице Доминика, сердце Мэгги пронзило иное, беспощадно отчетливое чувство.

Зависть.

Она сглотнула подкативший к горлу комок. Каким бы чудовищным ни казался их с Майклом обман, Мэгги ощутила его оправданность, едва только увидела вместе Венецию и Доминика. Ничто не должно становиться на дороге у этих двоих, в особенности ветхая семейная традиция. Интересно, на что это похоже — быть с мужчиной, который смотрит на тебя так влюбленно и жадно? Принадлежать тому, кто в целом мире не видит никого, кроме тебя одной?

Мэгги решительно выбросила из головы этот неуместный вопрос и направилась к Майклу. Хватит думать о постороннем, пора вернуться к делу. Майкл стоял возле чрезвычайно привлекательного мужчины с горящими синими глазами и небольшой стильной бородкой. Густые иссиня-черные волосы волнами ниспадали на его лоб. Черт возьми, этот человек был живым воплощением сексуальности, и Мэгги даже мельком заподозрила, что он манекенщик. Рядом с мужчинами стояла Карина. Запрокинув голову, она неотрывно смотрела на незнакомца, смотрела так, словно он был солнцем, единственным ее спасением от леденящего дыхания смерти.

Охваченная любопытством, Мэгги пробралась к этой компании и остановилась рядом с Майклом.

— А, Мэгги, — сказал он, — вот и ты. Разреши представить. Мой друг Макс Грэй. Макс уже много лет почти что член нашей семьи, я считаю его своим братом. В «Ла дольче фамилиа» он моя правая рука.

Секс-бог по имени Макс обратил на Мэгги пронизывающий взгляд и улыбнулся. В уголках его рта возникли смешливые морщинки. Мэгги вздрогнула. Волна чувственности обрушилась на нее, едва не сбивая с ног. Странное дело, при этом она не ощутила и тени обжигающего влечения, которое вызывал в ней Майкл, скорее уж чисто эстетическое удовольствие от мужской красоты. Мэгги протянула руку и удостоилась крепкого рукопожатия.

И — ничего. Ни вспышки, ни даже искорки. Слава богу! Мэгги стало искренне жаль ту, которая влюбится в этого человека и обречена будет вечно жить в его тени.

И тут она осознала, что с младшей сестренкой Майкла это уже произошло.

Плохо дело.

Карина была еще не настолько взрослой, чтобы прятать свои чувства. Лицо ее, отчасти сохранившее детские черты, озаряла такая страстная мечта, что сердце Мэгги болезненно сжалось и ей стало страшно за Карину. В памяти беспощадно вспыхнуло собственное прошлое, уже потускневшее воспоминание о девочке, которой она была когда-то… до того, как у нее отняли невинность и веру в будущее счастье.

Бедная Карина! Если она и вправду боготворит Макса, ей суждено испытать, что такое разбитое сердце.

— Майкл, где ты ее до сих пор прятал? — Макс поглядывал на них с любопытством, к которому примешивалось что-то еще. Подозрение? — Ты мой лучший друг, а между тем я понятия не имел, что тебе вздумалось жениться. Когда в колонке сплетен не кричат на весь мир, что знойный холостой миллионер угодил в брачные сети, — здесь что-то неладно.

Ну да, конечно. Макс явно решил, что Мэгги — охотница за богатыми женихами.

Майкл выразительно фыркнул:

— Сдается мне, дружок, прессу больше интересуешь ты, чем я. И вроде бы, когда мы в последний раз сравнивали наши состояния, ты обогнал меня на добрый миллион.

— На два.

— Верно, но ты не граф.

— Да, швейцарская кровь лишила меня этого преимущества… Зато у меня больше земельных владений.

Мэгги закатила глаза:

— Может, просто выставите напоказ свои достоинства, а уж я скажу, кто круче?

Майкл бросил на нее быстрый взгляд. Карина поспешно прикрыла рот ладонью.

— Если мои источники не ошибаются, ты тоже кое-что скрываешь, — заметил Майкл, обращаясь к другу. — Кажется, в колонках сплетен писали, будто ты встречаешься с какой-то принцессой. Итальянских наследниц тебе уже недостаточно? Потянуло на голубую кровь?

— Серена сопровождала своего отца в деловой поездке, — покачал головой Макс. — Мы просто проводим вместе время, не более. И никакая она не принцесса, а только наследница солидного состояния. Ее папочка съел бы меня заживо. Я не настолько важная шишка, чтобы породниться с этим семейством.

— Какая чушь! — вспыхнула от ярости Карина. — Тот, кто женится ради денег, а не по любви, никогда не будет счастлив. Ты достоин большего!

Макс прижал руки к груди:

— Ах, cara, выходи за меня замуж! О такой, как ты, я мечтал всю жизнь.

Карина покраснела как рак. Пунцовая, с дрожащими губами, она лихорадочно искала подходящие слова. Бедняжка! Уже не девочка, еще не женщина, влюбленная в лучшего друга своего брата, который много ее старше. Она изнывает от страсти к мужчине, который для нее недостижим. Во всяком случае, пока.

Мэгги открыла было рот, чтобы сменить тему, но ее опередила неуклюжая выходка Майкла. Он пощекотал свою младшую сестру под подбородком и улыбнулся — снисходительно, как взрослые обычно улыбаются несмышленому младенцу.

— Карине пока еще рано думать о замужестве. Вначале она должна занять свое место в семейном бизнесе и закончить образование. Кроме того, она хорошая девочка, а ты, мой друг, встречаешься только с плохими.

Мужчины дружно расхохотались, не сознавая, какое впечатление произвела их шутка.

Кровь отхлынула от лица Карины, и она низко опустила голову. Затем вскинула подбородок — и стало видно, что в глазах ее блестят злые слезы.

— Я уже не ребенок, Майкл! — прошипела она. — Почему вы оба не можете этого понять? — С этими словами она круто развернулась и опрометью выбежала из комнаты.

— Что я такого сказал? — удивился Майкл. — Я же просто ее поддразнивал.

У Макса тоже был растерянный вид.

Мэгги раздраженно вздохнула и одним глотком осушила свой бокал.

— Оба вы хороши, остолопы.

— Почему это? Ее выходка неразумна и оскорбительна по отношению к гостям. Я совсем не хотел ее обидеть.

— Может, мне пойти с ней поговорить? — неловко шевельнулся Макс.

— Нет, это моя обязанность. Я сам с ней поговорю.

— Нет уж, держись от нее подальше. — Мэгги решительно сунула Майклу свой пустой бокал. — Ты и так уже достаточно натворил. С Кариной буду говорить я.

На лице Майкла выразилось откровенное недоверие.

— Дорогая, у тебя нет опыта в обращении с девушками. Иногда им полезно почувствовать твердую руку. Быть может, имеет смысл привлечь к этому делу Джульетту.

Мэгги сильно сомневалась, что деловая и целеустремленная сестра Майкла сможет сейчас понять, что творится с Кариной. Снова ее взбесил снисходительный тон Майкла, откровенно намекавший, что она не способна с чем-то справиться. За минувшие сутки этот тип успел усомниться в ее профессиональных достоинствах и в умении готовить, а теперь еще и в жизненном опыте. Мэгги улыбнулась так сладко, что едва не заработала кариес.

— Не волнуйся, дорогой. — Она вложила в это обращение тайный издевательский смысл, который тотчас дошел до Майкла. — Я сообщу Карине одну приятную новость, и ей сразу полегчает.

— Какую еще новость?

Мэгги смерила взглядом эту парочку красавцев и проказливо ухмыльнулась:

— Я устрою ей свидание вслепую. С каким-нибудь сногсшибательным парнем.

— Исключено! — Лицо Майкла потемнело. — Моя сестренка не бегает на свидания.

— Значит, это именно то, что ей нужно. Пока, милый! — Для пущей оскорбительности Мэгги приподнялась на цыпочки и запечатлела на губах Майкла беглый поцелуй. И мимолетно вздрогнула от искры, проскочившей между ними, но тут же взяла себя в руки. — Любовь моя, не будем устраивать ссоры в медовый месяц. У нас и так найдется чем заняться. — С этими словами она подмигнула Максу и пошла прочь, нарочито соблазнительно покачивая бедрами под неотступным взглядом Майкла.

Мэгги подавила смешок. Черт возьми, она неплохо позабавилась. Приятно было бросить вызов деспотическим замашкам Майкла. Она поднялась наверх и стала искать комнату Карины. Пускай Майкл покипит при мысли о свидании вслепую. Потом она признается, что у нее даже нет на примете подходящего парня для знакомства с Кариной. Увы, длинный язык опять довел ее до беды, и ей все-таки нужно попытаться поговорить с Кариной. У нее действительно нет никакого опыта доверительных женских бесед. Что можно сказать Карине, чтобы та успокоилась?

Мэгги остановилась перед закрытой дверью и вздохнула, услышав доносящиеся изнутри глухие всхлипывания. Ладони вспотели, и она вытерла их о подол платья. Нелепая ситуация. Если Карина не захочет с ней говорить, можно будет просто поторчать немного здесь, наверху, пускай Майкл поверит, что разговор состоялся. Мэгги протянула руку и постучала в дверь.

— Карина, это я, Мэгги. Хочешь поговорить или мне лучше уйти? — Ну да, она трусиха. Опытная в таких делах женщина сказала бы: «Открой дверь, нам нужно поговорить!» Ответа все не было, и Мэгги облегченно вздохнула, собираясь уйти. — Ладно, я понимаю. Я просто…

Дверь распахнулась настежь.

А, черт!

— Почему никто не хочет понять, что я уже взрослая?! — гневно выпалила девушка.

Мэгги остановилась в дверном проеме, чувствуя сильный соблазн броситься наутек, но тут Карина отступила в сторону, освобождая дорогу, и Мэгги поневоле пришлось войти.

— Потому что твой старший брат никогда с этим не смирится, — непринужденно пояснила Мэгги.

Ей сразу бросились в глаза розовые стены, мягкие игрушечные зверюшки и обилие кружев. Брр! Чутье подсказывало ей, что Карина содержит комнату в таком виде, чтобы потрафить другим, а не себе самой. Постель под балдахином выглядела заманчиво мягкой, но покрывало в разноцветных бабочках придавало ей инфантильный вид.

Да уж, трудно поверить, что хозяйке этой спальни двадцать три года. Мэгги сомневалась, что Карина вообще хоть раз в жизни побывала на свидании, имея такого бдительного опекуна, как Майкл. Она остановилась в дальнем конце спальни, откуда несколько ступенек вели в небольшое смежное помещение, где, судя по всему, когда-то располагалась игровая комната. Здесь все выглядело иначе: чистые холсты, краски, набор художественных принадлежностей. Внимание Мэгги привлекли развешанные по стенам акварели ярких цветов; на полках выстроились рядами глиняные фигурки, которые изображали слившихся в объятиях любовников. Хм, интересно. Здешняя обстановка куда больше подходила Карине, нежели инфантильная атмосфера спальни.

— Я ненавижу свою жизнь. — Лицо Карины было искажено страданием. Девушка плюхнулась на кровать, и из глаз ее снова хлынули слезы. — Никто не понимает меня, не дает самой принимать решения. Я больше не ребенок, но мою жизнь уже расписали без моего согласия на годы вперед.

Мэгги мысленно выбранила себя за то, что сунула нос в дела девушки, которую едва знала, и вмешалась в ситуацию, где ничего не могла изменить.

— Ммм… как это?

Карина громко сглотнула:

— Мне разрешено встречаться только с парнями, которых одобрит моя родня. Правда, ни один парень ни разу в жизни не пригласил меня на свидание. Потому что я уродина и толстуха.

— Какая глупость! — издала раздраженный вздох Мэгги. — У тебя нормальная фигура с аппетитными формами. И к тому же имеется грудь. Ты же видела своих сестер? Пускай они худенькие, как тростинки, зато и груди у них плоские, точно блин.

Глаза девушки потрясенно округлились, и она помимо воли хихикнула:

— Может, и так… Только парни все равно любят худеньких. А еще у меня волосы стоят дыбом, точно я сунула пальцы в розетку… И такие огромные, пухлые, дурацкие губы! — Снова брызнули слезы, сопровождавшиеся шумным всхлипом. — А Майкл говорит, что я должна помогать Джульетте в «Ла дольче фамилиа», только ведь он ни разу не спросил, чего хочется мне! Я хотела поехать в колледж, но он заставил меня учиться в университете. Теперь мне предстоит получить степень магистра бизнеса, а потом будет долгая-долгая стажировка. Почему я не могу отправиться в Америку и работать в фирме Майкла? Все это нечестно!

Мэгги покачала головой. Бог ты мой, да в этом семействе сплошные драмы! Она осторожно присела на край кровати и дала Карине возможность как следует выплакаться… пока сама лихорадочно соображала, что бы этакое правильное высказала сейчас чья-нибудь мамочка, Алекса или Майкл. А, да ну их всех! Что бы Мэгги сейчас ни сказала, хуже, чем есть, от этого уже не будет.

— Ну ладно, детка, сядь.

Девушка, вытирая слезы со щек, подчинилась. Ненавистно пухлые губы сжались, и Мэгги подумалось, что в один прекрасный день Макс вместо младшей сестренки Майкла увидит перед собой совершенно новую личность. Но это будет потом. Не сейчас. Карине нужно время, чтобы обрести согласие с самой собою.

— Уверена, что ты слышала это и раньше, но жизнь — дерьмо.

И снова Карина, не выдержав, слабо улыбнулась. Что ж, по крайней мере ей удалось немного растормошить девочку.

— Послушай, я понимаю, мы почти не знаем друг друга, но позволь сказать тебе то, что я вижу. Макс — потрясающий мужчина, и ты в него по уши влюблена.

Карина открыла рот. Лицо ее пунцово заалело.

— Н-нет, я не…

Мэгги оборвала ее решительным взмахом руки:

— Я тебя не виню. Проблема в том, что ты лишь недавно достигла совершеннолетия. В глазах тридцатилетнего мужчины ты практически малолетка.

— Что такое «малолетка»?

— Ммм… не важно. Я хочу сказать, что ты для него еще слишком молода и ему трудно разглядеть в тебе женщину. Со временем это может измениться, но вместо того, чтобы еще несколько лет прозябать, ожидая, когда Макс тебя заметит, тебе нужно выпустить себя на волю и пожить в свое удовольствие. Понять, кто ты такая и чего хочешь от жизни. Вот тогда всякий увидит в тебе самостоятельную личность.

Вид у Карины был такой мрачный и безнадежный, что сердце Мэгги разрывалось от сочувствия. Господи, она слишком хорошо помнит, каково это быть молодой, как трудна и запутанна бывает жизнь. Но у Карины есть близкие люди, есть те, кто любит ее и готов помочь… и Мэгги надеялась, что у девушки все выйдет иначе.

— Разве у меня так получится? Ты только погляди на меня — ходячая катастрофа!

— Тебе нравится изучать бизнес в колледже?

— В общем-то, да. У меня способности к математике — это одна из немногих вещей, в которых я сильна. — Карина с упрямым видом вздернула подбородок. — И все же было бы приятно, если бы меня соизволили спросить, хочу ли я это изучать!

Мэгги рассмеялась. У девочки явно есть характер. Отлично! Ей это пригодится.

— Бизнес и бухгалтерия — очень даже неплохие специализации. Ты приобретешь немало полезных навыков, познакомишься с новыми интересными людьми. — Мэгги указала рукой на каморку, оборудованную под мастерскую художника. — Там висят твои работы?

— Да, — кивнула Карина, — мне нравится рисовать, но, по-моему, выходит не очень.

Мэгги вгляделась в череду нарисованных лиц, охваченных различными чувствами. Глаз профессионала тотчас отметил свободные движения кисти, живость выражений, которая притягивала взгляд зрителя, и зачатки подлинного таланта.

— Нет, ты хорошо рисуешь, — медленно проговорила она. — Не вздумай бросать это занятие. Запишись на какие-нибудь курсы, чтобы развивать свой дар, и никому не позволяй говорить, что у тебя ничего не выйдет. Поняла? — (Карина кивнула, явно восхищаясь своей невесткой.) — Майкл заботится о твоих интересах, но, будучи старшим братом, он всегда будет попадать впросак. Тебе понадобится больше твердости, ты должна внушить ему, что для тебя приемлемо, а что — нет.

Девушка широко раскрыла глаза.

— Но ведь слово Майкла — закон, — прошептала она. — Он глава семьи.

— Я и не говорю, что ты не должна уважать его мнение. Просто говори ему о своих желаниях прямым текстом. Попробуй.

— Хорошо.

— Что касается Макса, возможно, когда-нибудь все изменится, а до тех пор тебе стоит уделить внимание другим парням.

— Я же говорила тебе, парням я не нравлюсь.

— Ты не раскрываешь полностью свой потенциал, — покачала головой Мэгги. Предложение напрашивалось само собой, и Мэгги, не успев прикусить язык, предрешила свою судьбу. — Хочешь поехать со мной на съемки?

Карина с подозрением вглядывалась в нее:

— Зачем?

— Я сделаю тебе имидж, — рассмеялась Мэгги. — Покажу тебе мир профессиональной фотографии и познакомлю кое с кем из манекенщиков. Это не решит твоих проблем, но, возможно, ты поймешь, какой видят тебя другие люди. Ты красива, Карина. Красива душой и телом. Тебе только нужно в это поверить.

Мэгги едва сдержала непрошеные слезы. Если бы кто-то много лет назад сказал ей те же самые слова… Изменило бы это хоть что-нибудь или нет? Что ж, по крайней мере ей подвернулась возможность сказать то же самое другой девушке, а подействуют ее слова или нет, уже не важно. С отвращением думая о тех чувствах, которые пробудились в ней за минувшие сутки, она одернула себя и решительно выпрямилась.

— Ты и вправду возьмешь меня с собой?
— Да, конечно. Это будет здорово.

Карина заключила ее в страстные объятия. Помедлив мгновение, Мэгги обняла ее в ответ, затем неловко отстранилась.

— Спасибо, Мэгги! Ты лучшая в мире невестка!
— Детка, у тебя другой и нет.

Мэгги почувствовала угрызения совести. Одно дело — изображать жену Майкла, но совсем другое — искренне привязаться к его родным. Она пожалела о своем предложении в тот самый миг, как произнесла его вслух, но сейчас уже поздно было что-то менять. Мэгги поднялась с кровати и направилась к двери.

— Grazie!
— Prego.

Мэгги плотно прикрыла за собой дверь. Ох, черт! Майкл будет вне себя.

Похожие новости:

Взгляд на гражданский брак

Взгляд на гражданский брак
Каждый строит своё счастье по-своему. Сегодня многие живут в так называемом гражданском браке. Что это? И как к этому относится? Мы решили поговорить об этом со специалистом.

«Модель будущего мира»

«Модель будущего мира»
От каждого мига. От того, что ты можешь быть самим собой. Это как полифоническая музыка, где, казалось бы, каждый голос живет своей отдельной жизнью, но музыки не получится, если все голоса не будут взаимосвязаны и не будут в гармонии друг с другом. Так и жизнь и семья.

Взрослые женщины

Взрослые женщины
У меня есть мечта, которая никогда не исполнится. Я очень хочу быть греческой старушкой. И не городской, а деревенской. Каждый раз, когда я вижу таких старушек, мне хочется стариться и жить именно так, как они.

Безумно хороша

Безумно хороша
Кэрри МЭТИСОН, агент. ЦРУ с биполярным расстройством из сериала «Родина» (третий сезон стартует 29 сентября) в исполнении Клэр ДЭЙНС, — поп-культурный феномен современности и один из триумфов американского телевидения. Как актрисе удалось настолько удачно вжиться в роль?

Под дождем

Под дождем
Я слушала этот бред всего-то пять минут, но мне уже казалось, что это никогда не закончится. Ну конечно - стоит задержаться на каникулах на лишние четыре дня, как тут же по возвращении оказываешься совершенно выпавшей из классной жизни.

Нехорошая квартира: как обрести счастье в новом доме

Нехорошая квартира: как обрести счастье в новом доме
С тех пор как мы заполучили квартиру своей мечты, со мной произошло много невероятных событий. Главное, я чувствую себя по-настоящему счастливой и защищенной, и дело тут вовсе не в квадратных метрах…


Популярные новости
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

TopVideo: два года с вами!

TopVideo: два года с вами!

В конце уходящего года команда TopVideo отметила свое двухлетие и в рамках празднования дня основания видеохостинга объявила конкурс -«Самое лучшее видеопоздравление».
Обложка >> Все статьи
«Окно в Париж»

«Окно в Париж»

«Окно в Париж» в своей душе наша героиня «прорубила» несколько лет назад.
Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Несмотря на молодость, этот человек уже сейчас узнаваем в обществе. Имея два высших образования - экономическое и юридическое, он «болеет» футболом и не боится один пуститься в преследование за кабаном. Гость VipZone- глава футбольного клуба «Истиклол» Шохрух Саидов.
«Сомон Эйр». Философия успеха

«Сомон Эйр». Философия успеха

Согласитесь, что любая наша поездка начинается с выбора авиакомпании. И многие наши соотечественники выбирают для безопасного полета компанию «Сомон Эйр», где на борту воздушного судна вы всегда можете почувствовать себя желанным гостем. О составляющих успеха ведущей авиакомпании страны размышляет ее генеральный директор г-н Ллойд Пакстон.
Логин
Пароль
Запомнить