Журнал VIPzone » Светская хроника » Восе (Отрывок из романа)

Восе (Отрывок из романа)

В 2011 году таджикская общественность отметила 100-летний юбилей известного таджикского писателя и драматурга Сотима Улугзаде. Для писателя обращение к исторической судьбе таджикского народа и доблестным деяниям его славных сынов, было продиктовано страстным желанием извлечь уроки истории, анализировать причины падений и взлетов народа. Публикуя отрывок из его знаменитого романа, надеемся извлечь эти уроки и мы, живущие в XXI веке, так как многие проблемы, описанные в «Восе», остаются актуальными и сегодня.

Сбор налога был в разгаре.

То, что творилось на токах, все больше и больше принимало вид массового грабежа, а точнее сказать - разбойничьего погрома...

Восе (Отрывок из романа)


Настали такие дни, какие люди гор могли сравнивать только со временем завоевания горной страны кровожадным эмиром Музаффаром.

Амлякдары, сборщики налогов и податей выезжали в селения с отрядами солдат, вооруженных стражников. Под предлогом сбора недоимок за прошлые годы они забирали у крестьян и увозили не только зерно, но и скот, фрукты, солому, сено.

Однако Мирзо Акрам не удовлетворился и этим. Он приказал амлякдарам брать в погашение недоимок у неимущих крестьян их молодых дочерей и сыновей, определяя за них цену в теньгах. Эти юноши и девушки требовались как рабы и наложницы правителю, чиновникам его двора, а гиссарскому кушбеги также для подарков новому эмиру и его сановникам.

Ущелья наполнились стонами и воплями, казалось, само небо потемнело от черного горя притесняемых. Многие, взяв с собой жен и детей или даже бросив их, бежали в глухие дальние горы. Оставшиеся в селениях жители каждый день
ссорились, пререкались, вступали в ожесточенные столкновения со сборщиками налогов.

В селении Дара-и-Мухтор мужчины и женщины, досыта хлебнув горя, приходили к Восе потому, что после происшествия в Бальджуане он стал знаменит, и в беседах с ним каждый искал утешения, душевной опоры. У него спрашивали: что делать, куда идти? Есть ли какой-нибудь путь спасения от нагрянувших несчастий и бед или надеяться не на что?

Сначала Восе был в затруднении, не зная, что отвечать приходящим к нему людям, попавшим в беду. Но вскоре он понял, что если люди ищут именно в нем своего защитника, то он обязан найти какой-нибудь выход для каждого, кто надеется и просит у него совета.

В один из дней, взяв с собою Назима и еще шестерых ограбленных сборщиками односельчан, он отправился в Сари-Хосор, к Назиру-богатырю. Заехав по пути в селение Богизагон, он пригласил с собою Саид Али зувайрского.

Несколько дней о них никаких вестей в селениях не было, никто не знал, где они и чем заняты...

В эти дни распространился слух о том, что из Бухары в Бальджуан прибыл новый диванбеги Яхшибек - главный казначей эмирата, ведающий податными делами всех бекств. Рассказывали, будто жители ряда селений посылали жалобу на правителя Бальджуана и амлякдаров бекства. Будто бы эмир для проверки работы бальджуанских властей направил именно своего главного казначея! Утверждали, что Яхшибек в базарный день - четверг приедет в Ховалинг, будет опрашивать крестьян.

Яхшибека здесь не знали, но другие посланцы эмира и раньше наезжали. Чаще всего им поручалось ускорить сбор налогов, взыскать недоимки без недо-стач, добиться немедленной отправки собранного в Бухару. Поэтому приезд высших чиновников обычно становился для крестьян новым бедствием.

На сей раз, однако, крестьяне питали надежду на то, что приезд главного казначея приведет не к новой беде, а к некоему улучшению положения, уже явно для народа невыносимого. Ведь правитель Мирзо Акрам и так выжимал из крестьян все, что мог: и налоги этого года, и недоимки, отбирал даже детей... Что еще мог бы потребовать от обездоленных людей новоиспеченный диванбеги?

Нет, конечно же, надо рассчитывать на проявление справедливости.

Надежда - ткач всяких мечтаний и фантазий.

В четверг на базаре в Ховалинге собралось народу больше обычного. Увидеть посланца эмира, послушать его речи приехали крестьяне даже из самых дальних селений. Под платанами, на берегу большого водоема рядом с присутствием амлякда-ра расположилось больше двухсот человек - все ожидали выхода эмирского сановника из ворот крепости.

Привратники разом распахнули ворота. Из крепости вышли правитель Мирзо Акрам и пропущенный им вперед себя богато одетый пожилой человек, плешивый, с большой, сильно поседевшей бородой.

За ними показались амлякдар Ховалинга Абдукаюм и несколько других чиновников. Шествие замыкали четыре солдата, шагающих с ружьями. Всем стало ясно, что человек низкого роста, идущий впереди всех, и есть диванбеги Яхшибек, посланец эмира Бухары...

Надменные и величавые чины проследовали к покрытому коврами и одеялами возвышению и расположились на нем. Четыре солдата встали позади них.

С базара, расположенного рядом, за рощей платанов, в покрытой крупной галькой пойме реки, к водоему подходило множество людей. Толпа быстро увеличивалась.

Внимание народа неожиданно было привлечено четырьмя другими солдатами, выведшими из крепостных ворот двух арестантов - полуобнаженных, со связанными перед животом руками. Вооруженные палицами солдаты подвели их, грубо подгоняя, к водоему и остановились по другую сторону от народа.

Кто такие эти заключенные? Почему их привели сюда? Их руки связаны спереди - значит, они пригово-
рены к смерти! Шум волной пробежал по толпе, когда от крепости подошел известный местный тюремщик Умар, по прозвищу Козел - дородный, большебородый, в красных шароварах, с тяжелым клинком и небольшим молотком в волосатых руках, видных по локоть, так как рукава его халата были закатаны... Он приближался, медленно шагая...

Люди поняли: здесь будет проходить казнь. Поняли и ужаснулись. Только теперь все увидели глубокую яму, выкопанную в стороне от водоема, на которую до этой минуты никто не обращал внимания, даже если и заметил ее.

Миршаб Ховалинга вышел вперед, указал на арестантов и громко провозгласил:

- По приказу достойного господина-правителя эти два проклятых мятежника, убивших в селении Дехи Ашур сельского сборщика налогов, будут обезглавлены во славу падишаха благословенной Бухары, нашего высочайшего повелителя!

Гулом отозвалась на эти слова толпа. Население Ховалинга уже давно не видело такой казни. Все были несказанно удивлены: крупных преступников до сих пор всегда отвозили в Гиссар, а если приговаривали к лишению жизни, то чаще всего отправляли на казнь в Бухару, где эмир личным приказом утверждал эту кару.

Народ в Ховалинге не знал о том, что недавно, выехав на охоту в Чормагзак вместе с наместником Гиссара Остонакулом, Мирзо Акрам передал ему о потасовках и драках, какие происходят в Бальджуан-ском бекстве при сборе налогов и податей. Остона-кул посоветовал «для острастки поданных» казнить по собственному приказу одного-двух бунтарей. И вот сейчас, воспользовавшись «добрым» советом, Мирзо Акрам решил показать народу свое полновластие.

После объявления, сделанного миршабом, Яхшибек, высокомерный, с кривящими от злобы лицом начал говорить на своем бухарском наречии. Его слова состояли сплошь из упреков и угроз:

- Смотрите и извлекайте для себя урок, подданные! Старающихся не платить налоги и подати, бунтующих, вообще совершающих дурные поступки, мы отныне и впредь будем жестоко наказывать! Город - не без ворот, страна - не без хозяина, она имеет властителя! Какой бы приказ ни издали властитель и ближайшие его сановники, этот приказ должен быть законом для всех подданных. А для преступных мятежников есть тюрьма, палки и плеть, секира и палач! Пусть каждый из вас знает, как ставить ногу, прежде чем сделать шаг. Не вступая в пререкания ни с кем из поставленных над вами его высочеством эмиром, все должны вовремя и полностью платить подати и налоги, установленные для подданных его высочества, сверкающего, как солнце, эмира нашего!..

Горцы поняли, что пустыми были мечты и надежды, какие возлагали некоторые из них на приезд сановного посланца эмира. Убедились, что горько и больно обмануты. Вот для чего, оказывается, приехал диванбеги Яхшибек! Мало было грабежа, волчьей хищности и разбойничьего насилия бека и его чиновников, - эмир на подмогу им прислал еще и своего дозорного.

Подражая ему и в его же тоне Мирзо Акрам, прежде чем дать знак палачу о совершении казни, счел нужным, в свою очередь, произнести речь:

- В самом деле, вы - удивительно неблагодарные люди! Всем недовольны! Раньше, когда справедливые и любящие своих подданных эмиры Благородной Бухары еще не овладели вашей горной страной, кем вы были? Диким народом! Хоть и слышали об исламе и шариате, но не ведали, что это такое. Погрязшие в ереси и суеверии - вот кто были вы! Подобно коровам и ишакам, умели только жрать и пачкать под себя - ничего больше вы не знали! Слава богу, теперь под покровительством его высочества и под куполом веры исламской вы, причисленные к эмирату, стали пользоваться благами, изливаемыми Кораном и шариатом. Но вместо того чтобы бить челом, благодаря и благословляя в молитвах его высочество, вы оказываете неповиновение тем, кто поставлен управлять вами и вести вас к блаженству рая. Презренные рабы, вы кричите и угрожаете!.. Но меч справедливости не затупился! Вот, смотрите на этих еще живых мертвецов, - правитель указал пальцем на арестантов, - и извлекайте для себя урок!.. И в своих отвратных помышлениях - кайтесь!..

Народ и эту речь слушал молча, но лица выражали смятение. Что можно было тут сделать? Каждый был подобен тому человеку, к которому среди бела дня внезапно ворвались в дом грабители и убийцы, а он, беспомощный, не знает, звать ли ему на помощь соседей, кричать ли караул или же покориться судьбе, закрыв руками свое лицо.

Мирзо Акрам, помолчав, продолжил свою речь в том же духе. Однако, неожиданно для всех, его речь оказалась прерванной: на базаре поднялась суматоха, из переулков донесслись топот конских копыт и крики: «Восе! Восе!..»

За деревьями, в начале выходящей из городка улицы, мелькнул отряд всадников, которые, подняв пыль, на полном скаку, вертя над своими головами длинные палки, с устрашающими криками приближались к роще платанов. Впереди всадников мчался узнанный сразу всеми Восе. За ним наметом неслись Назир-богатырь, Саид Али, Назим... Восе держал в руках ружье, которое в тот день отнял в Дара-и-Мухтор у сельского сборщика податей. Приближаясь, приподнявшись на стременах, Восе сделал один за другим два выстрела - больше зарядов у него не было. Назир и Саид Али, кружа сверкающими на солнце саблями, направили взмыленных коней на солдат, окружавших двух приговоренных к казни...

Крики, вопли, шум, гвалт разнеслись вокруг. Базар разбежался. Правитель Мирзо Акрам, эмирский посланец Яхшибек, миршаб, все другие чиновники и четверо их охранников вскочили, обуянные паникой и побежали в сторону крепости. Часть охваченных волнением людей, примкнув к всадникам Восе, кинулась на убегающих, бросая им вслед камни. Один камень попал в голову какому-то чиновнику, тот упал вблизи ворот крепости... Растерявшиеся солдаты, бросив арестованных, сделали несколько беспорядочных выстрелов и тоже убежали. По дороге они подхватили лежавшего на земле человека - им оказался Яхшибек, волоком втащили его внутрь крепости. Створки крепостных ворот сомкнулись, скрипнуло железо внутреннего запора. Потом за воротами раздалось несколько выстрелов: солдаты, для устрашения населения, палили в воздух.

Народ кинулся к заключенным. Они оказались на том же месте, где их бросили конвоиры. Предоставляя избавившимся от казни свободу, им быстро развязали руки и ноги. Оба они поспешили смешаться с толпой. Палач Умар-Козел заставил искать себя в кустах, куда он заполз в сумятице. Получив несколько тумаков, он был рад, что дешево отделался от гнева толпы.

Имея одно только ружье да и то без боеприпасов, всадники во главе с Восе поневоле отказались от нападения на присутственный дом амлякдара и удалились от крепости.

На базаре Восе с коня обратился к стекавшемуся со всех сторон народу:

- Братья!.. Голь!.. Поднимайтесь! Настало время священной борьбы! Угнетение перешло все границы! Страна разорена. Народ доведен до отчаяния. Мангыт нас не считает людьми. Он сделал нас в нашей же стране бездомными скитальцами. Каждый правитель, каждый чиновник, каждый солдатский начальник подобен волку - все терзают народ. Их дело: ударь, разорви, схвати, унеси и только! Они сами кто? Откуда прибыли? Какое право они имеют грабить бедняков, морить наших детей голодом, похищать их? До каких пор мы будем страдать? Нет больше терпения. Я обнажил меч на угнетателей!.. Вставай, народ, иди на газават! Каждый, у кого есть честь, кто достоин самого себя, поднимайся на борьбу! Бери в руки меч, не найдешь меча - бери палку, топор, вилы. Мсти тирану! Чем умирать от унижений, притеснений, тюрем и казней, лучше умереть в войне с проклятым тираном. Если он волк, ты будь львом. Если он огонь, ты будь горным потоком!.. Я говорю, народ, а вы слушайте! Отныне каждую ночь смотрите на гору Сурх-Сакау. В одну из ночей на вершине Сурх-Сакау появится огонь костра. Как только увидите этот знак, готовьтесь! Тех, кто будет спать - будите! Те, кто будет бодрствовать - садитесь на коней... Поднимайтесь! Все поднимайтесь на борьбу!..


Метки: роман, Восе

Похожие новости:

Под дождем

Под дождем
Я слушала этот бред всего-то пять минут, но мне уже казалось, что это никогда не закончится. Ну конечно - стоит задержаться на каникулах на лишние четыре дня, как тут же по возвращении оказываешься совершенно выпавшей из классной жизни.

Ушедшие в никуда

Ушедшие в никуда
По статистике, ежеминутно на Земле бесследно пропадает человек. Я об этом никогда всерьез не задумывался, но однажды страшная статистика коснулась меня самого.

Удар молнии: вход в другое измерение

Удар молнии: вход в другое измерение
Говорят, когда сталкиваются две молнии, можно на секунду попасть в другое измерение и увидеть свою судьбу. В ту памятную штормовую ночь в Коктебеле молний было четыре…

Просто Гуля

Просто Гуля
Ее девизом по жизни стала строка из стихотворения ее отца известного таджикского поэта Гаффора Мирзо: «… Ман накунам, ки мекунад?» - «Если не я, то кто?» Она всегда писала стихи на русском, но скоро в Париже впервые выйдет сборник ее французских стихов. Она - автор и режиссер около двадцати документальных фильмов, снятых на киностудиях Таджикистана, России и Франции. Она - Гульбахор Мирзоева. Или

«Стать миллионером просто!»

«Стать миллионером просто!»
Таджикский предприниматель Зайд САИДОВ на своем примере показал, что потеря министерского кресла – вовсе не трагедия, а просто новая страница в жизни, еще одна возможность для собственного развития. При этом наш герой считает, что во всех жизненных ситуациях его спасает вера.


Популярные новости
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

TopVideo: два года с вами!

TopVideo: два года с вами!

В конце уходящего года команда TopVideo отметила свое двухлетие и в рамках празднования дня основания видеохостинга объявила конкурс -«Самое лучшее видеопоздравление».
Обложка >> Все статьи
«Окно в Париж»

«Окно в Париж»

«Окно в Париж» в своей душе наша героиня «прорубила» несколько лет назад.
Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Шохрух Саидов. Не представитель «золотой молодежи»

Несмотря на молодость, этот человек уже сейчас узнаваем в обществе. Имея два высших образования - экономическое и юридическое, он «болеет» футболом и не боится один пуститься в преследование за кабаном. Гость VipZone- глава футбольного клуба «Истиклол» Шохрух Саидов.
«Сомон Эйр». Философия успеха

«Сомон Эйр». Философия успеха

Согласитесь, что любая наша поездка начинается с выбора авиакомпании. И многие наши соотечественники выбирают для безопасного полета компанию «Сомон Эйр», где на борту воздушного судна вы всегда можете почувствовать себя желанным гостем. О составляющих успеха ведущей авиакомпании страны размышляет ее генеральный директор г-н Ллойд Пакстон.
Логин
Пароль
Запомнить